Сто лет назад в России произошел Октябрьский переворот, и к власти пришли большевики во главе с Ульяновым-Лениным. Одним из первых внешнеполитических актов Советского правительства явилось обращение "Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока", обнародованное 3 декабря 1917 года и определившее, какими путями пойдет революция на Востоке.

Ленин и его соратники однозначно считали, что революционный Восток пойдет вслед за русскими революционерами, которые помогут угнетённым народам преодолеть вековую отсталость. Но реальный ход истории оказался более сложен и многовариантен, чем теоретические схемы.

На всем протяжении существования СССР нам твердили о том, что "Октябрьская революция 1917 года" создала величайший шанс для народов Востока выйти на дорогу социального прогресса. Но столь же очевидно, что этот "шанс" был не только не реализован, но и привел к катастрофическому идеологическому разделению мира. Проституирование марксизма сталинским и постсталинскими режимами в СССР, использование ими народов третьего мира как разменной монеты в геополитической игре с Западом, крах СССР создали в странах третьего мира гигантский вакуум в сознании людей.

Начало практической реализации ленинского "понимания" национального и колониального вопроса, когда "сотни миллионов забитого, одичавшего в средневековом застое населения проснулись к новой жизни в борьбе за азбучные права человека, за демократию" было положено на организованном большевиками и Коминтерном Первом съезде народов Востока, который проходил в Баку с 1 по 8 сентября 1920 года.

Это грандиозное мероприятие, в котором приняло участие более двух тысяч делегатов из 30 стран, представлявших 44 национальности и этнические группы, интересно не только с точки зрения уникальности для того времени, но также и для понимания процессов, происходящих в сегодняшней России и за ее пределами, в частности в регионах распространения ислама.

Кроме многочисленных делегаций из Армении, Азербайджана, Башкирии, Грузии, Ирана, Татарии, Туркестана (узбеки, киргизы, туркмены, казахи) и Турции в работе съезда принимали участие представители Китая, Индии, Афганистана, горских народов Кавказа, а также арабы, евреи, таджики, корейцы, калмыки и др. Чуть более половины делегатов съезда были коммунистами, остальные — либо представителями других сочувствующих партий и профсоюзов, либо беспартийными. Среди делегатов в качестве почетных гостей были Бела Кун, Джон Рид, Хо Ши Мин, Мустафа Субхи и другие.

Советскую Россию представляли Н. Бухарин, К. Радек и Г. Зиновьев, который и руководил съездом. Примечательно, что среди делегатов были известные в то время политические авантюристы — разведчики, работающие на Востоке, такие как Джон Филби (отец легендарного советского разведчика Кима Филби), выдававший себя за араба, и Яков Блюмкин, входивший в состав иранской делегации.

Работа съезда велась по двум главным направлениям: борьба с эксплуатацией и капиталом буржуазных стран и вопросы соотношения религии, в частности ислама, и коммунистического движения в странах Востока. Соответствующий тон съезду придало вступительное слово члена РСДРП(б), председателя СНК Азербайджана Н. Нариманова, где он отметил, что "седой Восток, первый давший миру понятие о нравственности и культуре, сегодня будет... лить слезы, говорить о горе, о тяжких ранах, нанесенных ему капиталом буржуазных стран", и выразил уверенность в том, что "ознакомившись с положением друг друга... народы Востока объединятся и... разорвут цепи этого капитала...".

По религиозному вопросу был принят документ, который назывался "Проект шариата" и содержал 15 разъяснений шариатских положений, соответствующих коммунистической доктрине. Авторы документа попытались и легитимировать новую власть ссылкой на шариат, и приспособить шариат к новым условиям.

Примечателен тот факт, что "Советских шариатистов", утверждавших, что коммунизм и шариат не противоречат друг другу, в 1921 г. поддерживал народный комиссар по делам национальностей И. Сталин. Такого рода попытки делались и в Средней Азии. Однако попытки опереться на шариат с целью укрепления режима в мусульманских регионах имели место только на заре советской власти. Затем началась всеобщая атеизация, почти полностью было уничтожено институциональное духовенство.

Бухарин — по выражению Ульянова-Ленина, любимец большевистской партии — рассказал ему по возвращении из Баку о Съезде Народов Востока: "Владимир Ильич, мы разбудили чудовище". Бухарин не преувеличивал и, сам того не подозревая, предугадал то, что происходит сейчас на Ближнем и Среднем Востоке.

По мнению историков, занимающихся Коминтерном, большевики умело направляли работу съезда народов Востока в русло антизападничества, олицетворяя буржуазный Запад, прежде всего, с англосаксами. При всей декларативности и помпезности прозвучавших выступлений и лозунгов наиболее эмоциональный момент съезда наступил тогда, когда на призыв Зиновьева объявить священную войну английскому империализму все делегаты встают и, потрясая оружием, под бурные аплодисменты и крики "ура" хором скандируют "Клянемся!".

Уже позже Нариманов с горькой усмешкой вспоминал: "Ллойд Джордж, получив фотографическую карточку, где представители народов Востока, держа в руках обнаженные кинжалы, револьверы, шашки, ножи, угрожают европейскому капиталу, вероятно, улыбнулся и написал тов. Чичерину: "Мы согласны вести переговоры с Советской Россией по поводу торговых сношений"... С не меньшим сарказмом он говорил об общем впечатлении от съезда: "...Мы хотели показать представителям народов Востока, как мы умеем красиво и много говорить, какого совершенства достигло фотографическое дело у нас, когда ораторов снимают во всех позах, и... больше ничего". (Нариман Нариманов: Избранные произведения. — Баку: Азернешр, 1988. — Т. 1. — С. 315.)

Интересны заметки известного советского писателя И. Эренбурга о настроениях, царивших на съезде народов Востока: "На съезд я отправился лишь один раз. В большом зале сидели кавказцы в черкесках, афганцы с чалмами, в клеенчатых халатах, бухарцы в ярких тюбетейках, персы в фесках и многие другие. У всех были приколоты на груди портреты Карла Маркса с его патриархальной бородой. В середине восседал товарищ просто в пиджаке и читал резолюции. Делегаты кивали головами, прикладывали руку к сердцу и всячески одобряли мудрые тезисы. Я слыхал, как, один перс, сидевший в заднем ряду, выслушав доклад о последствиях экономического кризиса, любезно сказал молодому индийцу: "Очень приятно англичан резать", — на что тот, приложив руку к губам, шепнул: "Очень". (Илья Эренбург — "Необычайные похождения Хулио Хуренито")

У английского писателя и публициста Герберта Уэллса есть характерное описание этого съезда: В Баку был созван съезд — ошеломляющий калейдоскоп людей с белой, черной, желтой и коричневой кожей, азиатских одежд и необыкновенного оружия. Это многолюдное сборище поклялось в неугасимой ненависти к капитализму и британскому империализму. Потом состоялось грандиозное шествие по улицам Баку, в котором, как я, к сожалению, должен отметить, фигурировали и британские пушки, неосторожно брошенные поспешно бежавшими "строителями Британской империи". Были вырыты и вновь торжественно похоронены останки 13 человек, расстрелянных без суда этими самыми "строителями Британской империи", и сожжены чучела г. Ллойд Джорджа, г. Мильерана и президента Вильсона. Я не только видел в Петроградском Совете кинофильм в пяти частях об этом замечательном фестивале, но благодаря любезности Зорина даже привез его с собой. Этот фильм следует демонстрировать с осторожностью и только совершеннолетним. Там есть места, от которых г. Гвинна из "Морнинг пост" и г. Редьярда Киплинга начнут преследовать кошмары, если только они вообще не лишатся сна, просмотрев его." (Г. Уэллс — Ленин. Вождь мировой революции)

Съезд народов Востока, организованный российскими большевиками 95 лет назад, имеет непреходящее значение не только с исторической, но прежде всего с методологической точки зрения. На нем были заложены основы разделения мира на два идеологических полюса, противопоставления Запада и Востока не в географическом, а в социально-политическом и мировоззренческом отношении.

Иными словами, заложена мина замедленного действия, которая через десятилетия наряду с холодной войной привела к катастрофическому коллапсу колониальной системы с потрясающими экономическими и гуманитарными последствиями.

Одним из таких последствий стала беспрецедентная политизация ислама и превращение его в противоречивый инструмент борьбы как против капиталистического Запада, так и коммунистического Востока в лице СССР.

Классический пример этого — война в Афганистане против "неверных" Советов и нынешние события в ближневосточном регионе, где после "арабской весны" появилось средневековое чудовище в виде ИГИЛ.

Поэтому, прежде чем обвинять Запад и главным образом США в том, что сейчас творится на арабском Востоке, неплохо было бы заглянуть глубже в историю, на 97 лет назад.

То, что сейчас делает Путин и его камарилья — это не что иное, как банальное повторение большевизма с его восточной политикой и поиском главного врага на буржуазном

Западе. Назначение США нынешним главным врагом, источником всех бед современного мира, объявленный поворот на Восток, таким образом, еще раз характеризует путинизм как конфронтационное, ретроградное и реакционное движение, которое приведет только к отказу от европейских ценностей в угоду восточному деспотизму.

Этот путь уже проходили коммунисты, принявшие эстафету у большевиков, и чем он закончился, хорошо известно.

Кямран Агаев, Каспаров.ру

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)