Юлия Латынина в передаче «Код доступа» на сайте радиостанции "Эхо Москвы". Теперь я точно знаю, что у нас смотрят в Кремле и в ФСБ не отечественные фильмы, а Голливуд, потому что кто-то там посмотрел голливудский фильм «Планета обезьян», где, как известно, некий вирус, созданный в лаборатории, убивает людей, а шимпанзе делает умными, в результате чего погибает почти вся человеческая популяция.

И вот эти прекрасные люди, которые свои представления о генетике черпают из голливудских фильмов, посмотрев, обнаружили на сайте госзакупок, американских госзакупок контракты ВС США, согласно которым американские военно-воздушные силы планировали купить 12 образцов рибонуклеиновой кислоты и 27 образцов синовиальной оболочки, которые должны были непременно происходить из России, причем европеоидной расы.

После чего появился ряд панических сюжетов, в том числе на телеканале Russia Today, где некий Игорь Никулин, которого представили ни много ни мало как член Комиссии по биологическому оружию ООН, пояснил, что речь, конечно, идет о разработке боевых вирусов. «Разрабатываются, — сказал он, — новые виды биологического оружия. Ни для чего другого это в военном ведомстве не может быть. США пытаются разработать различные виды биологического оружия под конкретных носителей генофонда».

Ну, следует ли говорить, что ни к каким комиссиям ООН Игорь Никулин отношения не имеет, и из его сайта собственного можно узнать, что он единственный Ржденный в СССР, председатель монархической партии «Справедливость» и даже, цитирую, «Советник Генсека ООН Кофи Аннана, за которым охотился американский спецназ по всему Ираку».

Кроме того предметом особой гордости господина Никулина является то, что он предсказал обвал доллара еще в 2003 году, правда, обвал доллара до сих пор не произошел.

Собственно, все эти россказни про боевые вирусы вызвали у вменяемых людей так же мало интереса, как расследование РЕН ТВ про плоскую Землю, которое недавно… Как известно, эта программа получила ТЭФИ, которая рассказывала про плоскую Землю.

Но, в конце концов, это достигло ушей Путина, и вот 30 октября на заседании Совета по правам человека Владимир Владимирович Путин, наш президент тоже объяснил, что, оказывается, иностранцы собираются изготавливать боевые вирусы. Точнее он сказал: «Биологический материал собирается по всей стране, причем по разным этносам и людям, проживающим в различных географических точках Российской Федерации. Вот вопрос, зачем это делают? Делают профессионально и целенаправленно».

Собственно, напомню, что на сайте ВС США как раз требовалось не по различным этносам, а там как раз требовалось очень небольшое количество людей именно европеоидной расы.

Собственно, после этого заявления Путина у генетиков, которые еще помнят разгром буржуазной науки генетики, наступил шок, а все остальные расхохотались. И на примере этого заявления президента Путина легко заметить, какой путь мы прогрессивный прошли со времени Трофима Денисовича Лысенко. Потому что теперь подобные заявления со стороны главы российского правительства вызывают громовой хохот, а раньше они вызывали только ужас и все брали под козырек, и, действительно, наука буржуазная генетика становилась служанкой империализма.

На самом деле, я в следующий раз предлагаю, вот, нашим ребятам в Кремле не путаться с этой страшной наукой генетикой, а прямо говорить, что в НАТО ставят опыты по боевому колдовству. Заколдуют! Вот, они возьмут волосы или плевки, и…

Вообще вы разве не знаете, что, вот, собственно, на этом?.. Это такой древнейший прием магии и это такой древнейший атавистический страх всяких, вот, примитивных людей, что кто-то возьмет их волосы или кто-то возьмет их плевок, и на этом деле наложит на них какое-то проклятие. И, вот, ведьмы эти, на самом деле, при их знании умели создавать биологическое оружие на основе биологических материалов. С этой целью когда-то в античные времена люди предохранялись, своими волосами не разбрасывались, плевками тоже. Вот, известная российская поговорка «Не выноси сор из избы» как раз связана вот с этой проблемой, что если ты вынес сор из избы, там может какой-нибудь местный колдун чего-нибудь тебе подсуропить. А у императора инков был даже человек специальный, который собирал августейшие плевки, сопли и волосы, чтобы этот ценнейший биоматериал не попал в руки к колдуну, который на него ретровирусами, ретровирусами.

В общем, реплика Путина вызвала оживление в зале. Все дежурные гоблины профессиональные или нет сбежались с одним дружным воплем, вопль был «Регулировать!»

Например, выступила с предложением глава Роспотребнадзора Анна Попова, заявила, что проблема существует в разных странах. «Это требует национального как минимум регулирования по действиям клинико-диагностических лабораторий, которые работают с биологическими материалами человека».

В общем, этим только палец покажи, у них всегда ответ – «Регулировать!» Они так отрегулируют, что последние медицинские исследования, которые у нас остались, убегут в Штаты.

Круче всех выступил, конечно, Охренищенко, который, услышав знакомое, встрепенулся, заслышав звук трубы, и выдал такое, от чего побледнел бы сам Трофим Денисович Лысенко. Он сурово высмеял оправдание американского госпиталя, который тщетно пытался объяснить, что, в общем, госпиталь исследовал болезни суставов, обычные для пилотов, потому что это госпиталь ВВС. Что так получилось, что первый материал для контрольной группы был поставлен из России, и, соответственно, контрольная группа тоже должна была быть следующая из России.

И, значит, Онищенко заявил, что в Госдуме в декабре будет внесен проект, чтобы обеспечить безопасность биологического материала, что следует взять под серьезный контроль работу вот этих страшных лабораторий, которые работают на то, чтобы производить, видимо, боевые вирусы. «Мы их сегодня, — это про иностранцев говорит Охренищенко, — допустили к самому сокровенному. Сегодня во многих клиниках крупных городов нашей страны они проводят исследования. Я неоднократно обращал внимание спецслужб: это свидетельство того, что США не прекратили свою наступательную военную программу, и даже, — цитирую, — вокруг нас создан пояс военно-биологических объектов».

Ну, как вы понимаете, страшный боевой вирус, который поражает исключительно россиян, конечно, нельзя производить где-нибудь в Арканзасе – наверняка, это надо производить только в поясе военно-биологических объектов.

В общем, собирают наш генный материал и подсовывают нам норвежскую генномодифицированную семгу с целью сделать так, чтобы у женщин вместо детей рождались одни Онищенки, и в индийский чай капрового жука подсовывают, который, как известно, вызывает полную онищенковизацию головного мозга с целью превращения всего населения России из Гомо Сапиенс в Гомо Онищенко, и тем самым самовыпиливания русских из мирового генофонда.

Теперь как же оно там обстоит дело с боевыми вирусами, создаваемыми в поясах военно-биологических объектов? Прежде всего зарубите себе на носу. Я это говорю вам, как ни странно, не заглядывая даже ни в какие учебники, вот, просто как рядовой образованный человек, который читал все книжки Александра Маркова, который у нас тут был на радиостанции, который читал Докинза, что тоже «must read», и вообще помнит, за что Уотсону и Крику дали Нобелевскую премию.

Первое, геном среднестатистического россиянина не отличается от генома среднестатистического европейца. Точка. То есть различия между геномом двух разных европейцев будут в среднем такие же, как между геномом европейца и россиянина.

Что это значит в переводе? Это значит, что вы даже теоретически не можете создать некоего генного оружия, которое поразит только россиян. Чего можно создать? Ответ: можно создать лекарство. Вот это, действительно, можно. Это, вот, последний писк моды – это создание лекарств, скажем, против рака, которые хорошо действуют только на людей с определенным геномом.

Механизм действия этого лекарства следующий. Ген, который есть, он продуцирует какой-то белок. Это очень характерный белок в составе клетки. Вы запускаете в опухоль антитело, которое разрушает именно этот белок, и убивает там опухоль.

Вот, допустим, такое лекарство от рака какой-нибудь, условно говоря, предстательной железы. Оно действует на людей с определенным геномом, и этих людей, допустим, 4% от населения. Их везде 4%. Их 4% в Израиле, их 4% в Китае, их 4% в Европе и 4% в России. Ну, может быть, где-нибудь, да, конечно, в изолированных популяциях на верхушке Анд или в глубине австралийских пустынь там будет сильно отдельная от этого история. А в каких-то… Ну, вот, относительно России и Европы там будет 4%.

То есть еще раз. Вот, представляете себе, что вы сделали оружие, условно говоря, которое убивает всех женщин, которые ходят с красными сумочками? Это в силу специфики современной моды не может быть оружием против француженок или против немок, или только против русских женщин, потому что не всякая женщина в какой-то определенной стране идет с красной сумкой, но процент женщин, которые в самых разных странах ходят с красными сумками, ну, он, может быть, колеблется, но не очень существенно.

Второе. Еще раз из ликбеза. Мы не умеем прицельно уничтожать клетки с тем или иным кодом. Я напоминаю, что в генной терапии, о которой я только что говорила, мы уничтожаем не ген – мы уничтожаем клетку, у которой есть белок-маркер.

Почему мы не умеем, объяснить тоже очень просто. Если бы мы умели прицельно уничтожать клетки с тем или иным генным кодом, мы бы вылечили рак. Вот, первое, что произошло бы, если бы кто-то научился прицельно поражать элементы генетического кода, это была бы Нобелевская премия немедленно.

Третье. Представьте себе, что кто-то сделал некий ретровирус, который поражает, убивает, ну, пусть одного человека, да? Или очень узкую группу людей-родственников. Еще раз, не группу людей большую, а одного или, там, двоих, близнецов (чисто теоретически). Вот, его уникальная комбинация генов, его сшили на заказ. Напомню, что ретровирус – это такая штука, у него есть РНК, он проникает в клетку и там в клетке он пишет из этой РНК свою ДНК, после чего этот ДНК встраивается в клетку хозяина и тот начинает ее рассматривать как свою ДНК и размножать. А поскольку мы все машинки для размножения ДНК, вот оно и размножается. И вот индивидуально написали.

Вот у моего любимого Дэвида Вебера в его фантастическом романе про Хонора Харрингтона, ну, вот, есть такое индивидуально действующее генетическое оружие, такой генетический яд индивидуальной прошивки.

Мы сейчас не обсуждаем о том, что это всё происходит в далеком будущем и этого реально, вот, на сегодняшний момент абсолютно невозможно собрать. Но я о другом. Вопрос, как это доставить? Ответ: ввести в кровь.

То есть примерная процедура создания генетического оружия на сегодняшний день, вообще на любой день должна быть такова. Сначала секвенируется геном всех русских (каждого), всех 140 миллионов. Потом изготавливается гипотетически и несуществующий вирус из фантастического романа Дэвида Вебера, который поражает только особь эту и никакую другую. Потом эту особь зазывают в клинику и ставят капельницу.

А ребят, а, может быть, как-то бомбочкой проще? Это как-то, вот, даже не из серии, кто повяжет кошке на шею колокольчик. Я бы сказала, что есть более простые способы уничтожить человеческую популяцию.

Вот, несмотря на все эти очевидные довольно обстоятельства, которые, как я уже сказала, ну, в общем-то, на уровне обычного светского, не погруженного сильно во все детали человека. Несмотря на всё это, вот, было известное в 2015 году выступление директора Курчатовского института Михаила Ковальчука в Совете Федерации, который говорил как раз о вот этих искусственных клетках, которые можно использовать как оружие массового поражения. Цитирую: «Благодаря достижениям современной генетики, вы можете создавать эту клетку, этногенетически ориентированную на конкретный этнос. Это может быть безопасно для одного этноса и вредоносно смертельно для другого».

Абсолютно чудовищно то, что говорилось на Совете Федерации. Нельзя, еще раз, нельзя создать клетку, которая будет заточена под один этнос даже теоретически. Еще раз, можно создать антитело, которое заточено под один белок, но этот белок будет размазан под разными этносами.

Плюс так, на минуточку, вот все эти высказывания о том, что есть какая-то особая генетика у одного этноса, знаете, чего она мне напоминает? Да, конечно, это такой генно-инженерный нацизм, арийская раса: у этих такой геном, у этих такой и им нельзя спариваться.

Господа, запомните простую вещь. Всё, что спаривается, то перемешивается. Вы можете изолировать какую-то популяцию искусственно или естественно. Тогда у этой изолированной популяции не разовьется устойчивость к тем болезням, которые есть, скажем, в других популяциях. Вот, самый известный пример – эпоха великих географических открытый, когда изолированные популяции Европы и Америки вошли в соприкосновение, и оказалось, что у индейцев нет устойчивости к оспе, а у европейцев нет устойчивости к сифилису. Армию Карла Седьмого французского в Неаполе, если вы помните, сифилис не просто выкосил, да? Тогда сифилис для европейцев был совсем другая история, чем сейчас, когда эта болезнь не только лечится, но а сама по себе стала более мягкой. Да? Вот, армия Карла Седьмого в Неаполе погибла от эпидемии примерно как от эпидемии кори, только это был сифилис.

Или есть другой пример – малярия. Представители негроидной расы более устойчивы к малярии, особенно к тому плазмодиуму, который falciparum. Это вообще случай, когда болезнь селекционировала популяцию на протяжении нескольких тысяч лет. Но зато ген, который делает устойчивость к малярии, влечет за собой повышенный риск серповидной анемии.

Очень известный третий пример – проказа. Очень было распространенное заболевание в средние века. Знаете, что с ней случилось? Вы будете смеяться, мы эволюционировали. Мы ею, в общем, теперь очень плохо поражаемся.

Ну, конечно, это всё касалось изолированных популяций. А как известно, была великая, я бы сказала, такая культурно-овощегенетическая революция 1493 года, когда в Европу и Китай переехали, соответственно, картошка и кукуруза, и когда малярия та же самая переехала в Америку (не было малярии, желтой лихорадки в Америке – ее туда принесли прекрасные белые люди).

И, собственно, еще раз. Можно создать антитело, которое будет поражать определенный белок, который продуцируется определенным геном. Но мы не можем сделать так, чтобы эта группа генов была только у русских или только у французов. Поэтому как лекарство это действует на группу людей, которые имеют данный ген, а как оружие в принципе не действует.

Второе. Мы не умеем прицельно уничтожать клетки с тем или иным генетическим кодом. Если бы мы умели прицельно уничтожать эти клетки, то первое, что бы произошло, человечество победило бы рак.

И третье. Средство доставки всего этого, даже если когда-то чисто теоретически возникнет (я не знаю, какими способами – тут моих уже, естественно, квазизнаний не хватает), — это, вот, ложиться под капельницу или делать укол. Бомбочкой проще.

Почему, кстати, не использовалось биологического оружия еще там в советское время? На самом деле, работы-то велись. Почему они никогда не были реально приняты на вооружение со всей этой сибирской язвой и так далее, и так далее? Просто потому, что это было оружие неизбирательного действия. Вот, как только генералам говорили «Вот, мы тут распылим такую штуку. Она то ли не поразит популяцию, то ли поразит. Вообще куда ветер подует. А, может быть, не туда подует ветер, и нас поразит». То генерал говорил «Нет, я не хочу, чтобы это было неизвестно когда, где и как, я хочу точно знать, сколько, и точно знать, в каком месте».

Люди, которые это не понимали… Кстати! Тогда вот эта вот история о том, что биологическое оружие как действующее реальное оружие так и не было создано, не мешала Советскому Союзу освоить на нем огромные деньги, вернее, тем предприимчивым биологам… Там была целая схема впаривания очков государству и повышения собственного статуса за счет того, что «Вот, мы сейчас этот Запад биологическим оружием!»

Так вот, собственно, человек, который не понимает некоторых самых примитивных вещей о российском геноме, он не понимает основ. Это не сложная вещь. Он не понимает того, что Земля круглая. Вот это невежество того же объема. Кроме того, это попахивает нацизмом – считать, что у русского народа есть определенная группа генов.

Откуда еще это выросло? Надо сказать, что всё это растет еще, по крайней мере, с 2009 года, когда в Курчатнике объявили, что ученые расшифровали индивидуальный геном русского человека, что там вот есть руководитель геномного направления академик Константин Скрябин. Они сначала дали как всегда пресс-конференцию, как это бывает. Есть такой термин специальный «Наука по пресс-конференциям». Потом они опубликовали статью в журнале «Actae Naturae». А, собственно, что это была за статья и что это было за предприятие? Они купили 2 секвенатора, естественно, зарубежных, расшифровали геном какого-то несчастного больного раком и сказали, что это геном русского человека. И написали потом об этом статью. То есть в переводе: «Ура, мы купили машинку, она у нас заработала. Зарубежную машинку. И теперь можем отчитаться за бабки, которые на ней освоили».

И тогда это стоило, по-моему, где-то 40 тысяч долларов, а сейчас это стоит тысячу долларов у компании «23andMe». То есть вот то, что тогда это подавалось как великий научный прорыв и расшифровка русского генома, вот… Ну, как? Это, знаете, теперь не столько, как сходить в булочную, купить хлеба, но примерно столько стоит, сколько ПЕТ-скан сделать.

И, конечно, то, что сказал Путин, дело не в том, что это невежественно. В конце концов, Трамп тоже не ума палата, мог бы и не такое сказануть. А, вот, чудовищно то, что это говорит Онищенко. Чудовищно то, что это говорит человек, который претендовал на должность главы Академии. Вот это же совершенно то же самое, как если бы они сказали, что, вот, НАТО собрало ногти и волосы Путина, и готовится навести на него порчу.

Теперь, вот, неужели все эти вельможные люди этого не знают, когда они договорят? Я думаю, конечно, знают. А в чем тогда дело? У меня есть только предположение. Это предположение, но знание некоторых закономерностей, которое (цитирую моего любимого Носика, который до этого цитировал французских философов) «освобождает от знания некоторых фактов».

И я думаю, что это история, которую продают Путину. Это то, что ему обещают. Это: «Дай нам бабок, мы сделаем генетическое супероружие, которое поразит американцев. Или в крайнем случае, знаешь, дай нам бабок, мы сделаем защиту от этого оружия». Вот это особенно хорошая тема, потому что, естественно, защиту от несуществующего оружия очень легко сделать – на нее можно потратить любое количество бабла и построить после этого любое количество особняков, желательно в Италии.

То есть, вот, я зуб даю, что это обыкновенная разводка на бабки. Это ровно то, что все во все времена астрологи, защитники от сглаза, алхимики говорили авторитарным правителям: «Дай бабки – я тебе сделаю золото. Дай бабки – я тебе предскажу судьбу. Дай бабки – я защищу тебя от колдовства». Это всё та же бодяга – шарлатаны при дворе автократа, да? Император У-ди, который хочет бессмертия и спрашивает это дело у даосов.

И, кстати, еще раз то же самое… Вот, на самом деле, так же была устроена история с биологическим оружием в СССР.

И, конечно, две вещи в этом поражают. С одной стороны, это интересно показывает состояние мозгов российской элиты, потому что, знаете, у многих народов есть, как я уже говорила, эта атавистическая история про плевки, сопли и волосы, страх, что с ними что-то сделает колдун. Но с другой стороны, я вот какую интересную вещь хочу сказать в оправдание как раз Кремля, что, на самом деле, с ГМО точно та же самая история. Вот, чудовищное безграмотное невежество про страшные генно-модифицированные организмы, которые надо непременно запретить и которые не отвечают на вопрос «А как ген, попавший в ваш организм, воздействует на другой ген?» Потому что если бы ген, попавший в наш организм, воздействовал на другой ген, то мы бы, съев зайца, все рождались с ушами заячьими. Если он ген, он, значит, всегда модифицирован. Со времен Луки, нашего общего предка, всеобщего предка мы модифицировались все и многократно. Эта модификация могла происходить случайно с последующим эволюционным отбором. Эта модификация могла произойти так, что… Как последнее время до появления ГМО-организмов выводили новые сорта? Их помещали в ядерный реактор, портили намеренно и потом отбирали те, что как-то хорошо получатся. И третий вариант – намеренно собрали под микроскопом.

Вот, всё зависит от того… Да? Вот, вне зависимости от того, как всё это произошло (генная модификация), она не влияет на ваши гены. Это азбука генетики.

И на мой взгляд, вот эта ГМО-истерия, которая, конечно, есть не только у нас, но и на Западе (тут мы ее у Запада позаимствовали), на мой взгляд, хорошая иллюстрация того, как работает пропаганда на Западе, потому что на Западе она направлена на обывателя, она направлена на повторение бесконечно одних и тех же ложных сведений, которые должны напугать обывателя и запугать его и развести на бабки. А у нас на бабки, заметим, разводят одного человека.

И меня еще тут спрашивают, как я отношусь к выдвижению Кати Гордон в президенты. Ну, знаете, я… Там еще, кажется, Елена Беркова заявила, что собирается выдвинуться. Ну, то есть это уже у нас появляются спойлеры Ксюши Собчак. Про Екатерину Гордон я вам напомню совершенно замечательную историю, о которой… Я мало что помню из медийных склок, но эту я помню.

Значит, несколько лет назад на «Маяке» госпожа Гордон пригласила в гости Ксению Собчак, и госпожа Гордон – она же, вот, позиционирует себя как духовно богатую деву, которая, вот, презирает материальные всякие вещи, и Ксения Собчак должна была быть приглашена в эти гости, чтобы ее, значит, там катком моральности по ней пройти и уничтожить.

И начался этот эфир с замечательной фразы – вот, ее-то я и помню. «Вот, расскажите нам, — говорит Катя Гордон, — как вы живете? Потому что в каждом из нас есть немножечко Ксении Собчак». А Ксения Собчак на нее так посмотрела высокомерно и говорит: «Не льстите себе. В некоторых ее совсем нет». И всё. После этого бедная Гордон вышла в аут, и скандал был неимоверный. И, вот, я думаю, собственно, вот этот вопрос Кати Гордон и блистательный ответ на него Ксении Собчак и привел к тому, что, вот, куда конь с копытом, туда и рак с клешней.

Ну и трудно обойти вниманием грандиозную эпопею, разворачивающуюся в США по поводу российского вмешательства в американские выборы, ну и, собственно, всех остальных сопутствующих событий, потому что на этой неделе даже теракт затмился сообщением о том, что Кевин Спейси пал очередной жертвой эпидемии, начавшейся в Америке после Вайнштейна, к которой очень сложно относиться как-то. Потому что, с одной стороны, то, что делали Вайнштейн и Спейси, это, наверное, действительно, перебор (ну, как-то не должен мальчик 14-летний, проснувшись, даже если он был пьяный на вечеринке, обнаруживать, извините, в своей заднице член взрослого мужика). А с другой стороны, ну, вот, я как-то пытаюсь понять: ребят, ну а, вот, чего мы, все-таки, хотим? Вот, есть шимпанзе, которые сношаются со всем, кем угодно, ну, разумеется, когда самка к этому готова. Или, там, наши другие ближайшие родственники банобо, которые вообще сношаются всегда.

И есть человечество, которое в отличие от обезьян всегда имело на эту тему строгие табу. То есть, вот, все культурные и цивилизационные коды человечества как раз были построены на том, чтобы сохранить самку для определенного самца.

Теперь эти табу отменили, чему я лично очень рада. Но как-то нельзя и булку съесть, и на елку влезть. Нельзя съесть пирог и иметь его. Вот, нельзя отменить все средневековые ограничения в сфере человеческих отношений, а потом пытаться это регулировать (вот, мельчайшие оттенки настроений между людьми, отношения между людьми) со словами «Знаете, вот раз она не хотела, то, значит, это было изнасилование».

В общем, уход Спейси, на мой взгляд, это большое событие из телесериала «Карточный домик», потому что если что, на самом деле, и обеспечило Трампа, то это как раз не российское вмешательство в выборы, а это сериал «Карточный домик». Потому что вы будете смеяться, что, вот, после того как американский народ всё это посмотрел по Нетфликсу, он сказал «Боже мой! Какое же у нас болото вашингтонское!»

Тем более, что, вот знаете, вот, всё, что сейчас происходит с этой историей про вмешательство русских в американские выборы, оно происходит строго по сценарию «Карточного домика», оно показывает, что «Карточный домик» был прав. Вот там, где мы считали, что этого не может быть, что американская машина так не работает, потому что это слишком большое изнасилование человеческих мозгов, то да, таки она так и работает.

И прежде, чем говорить о русском вмешательстве (очередной серии), позвольте мне расставить точки над «i» над тем, что я думаю. Первое, я не сомневаюсь, что Кремль, действительно, пытался вмешаться в выборы в США. Почему я в этом не сомневаюсь? Потому что есть много фактов, это доказывающих, вот начиная от того, что те ребята, которые вскрывали электронную почту Демпартии, они работали с 5-ти до 9-ти по московскому времени с перерывом на российские военные праздники. И кончая, вот, массой свидетельств, фактов, которые сейчас вскрылись, о том, что была политическая реклама в Facebook. Другой вопрос, какое она влияние оказала.

Второй вопрос – это, конечно, какая была цель этого вмешательства, потому что если цель была не избрать Клинтон, а избрать Трампа, который якобы друг России, то, конечно, она полностью провалилась. И такой цели разумной не могло быть, потому что… То есть тогда всё происходящее было бредом, потому что а) Трамп вообще не дружественен России, и б) вскрытие почты Клинтон ничего не только не принесло, но и не могло принести, потому что, как хорошо знает любой американский политик, со времен Уотергейта если кого-то прослушали или кого-то вскрыли, то это вообще может кончиться для того, кто прослушивал или вскрыл, импичментом.

Вот, еще раз, если это было целью, то она позорно провалилась. А совсем другое, если этой целью было поломать или, по крайней мере, сильно попортить очень сложный органический механизм, который представляют из себя, собственно, власть и СМИ в США. И вот тут, по крайней мере, можно обсуждать, удалась или не удалась эта операция, и насколько сейчас американские медиа скомпрометировали себя, и насколько они нанесли damage не просто Трампу, а самому институту американского президентства.

Вообще в этом смысле, конечно, Кремль очень хорошо умеет разрушать и вставлять палки, реально хорошо. В Грузии добились ухода Саакашвили, в Украине там купили Ющенко, потом устроили Донбасс. Не то, чтобы из-за этого в Донбассе жизнь наладилась или там Россия от этого получила малейшую выгоду, но еще раз повторяю, вот, используя малейшие противоречия, Кремль реально умеет создавать проблемы на пустом месте и раздувать их. Вот, точно так же, как уголовник практически к любой ситуации может привязаться и создать проблему, создать тему.

Но обычно просто в мире другие правительства этим не занимаются, потому что какой смысл в бескорыстном делании гадости? От гадости страдает, ведь, в первую очередь тот, кто ее делает, на него показывают пальцем, его перестают любить. То есть вопрос только в психологическом удовольствии.

Ну и третье, на что бы я хотела обратить внимание, история про вмешательство Кремля в выборы не имеет никакого отношения к Трампу. Это просто 2 разные истории. Вот под этим дубом я зарыл сокровище, а вот вам в доказательство дуб. Вот, история про Трампа и его сотрудничество с русскими – она построена по этому принципу: вот, вмешательство было, а, значит, и Трамп в нем участвовал.

Трампу не было смысла, для начала, в нем участвовать, потому что он-то как раз прекрасно всё помнил про Уотергейт и понимал, что это себе дороже.

Теперь чего произошло на прошлой неделе и особенно на позапрошлой неделе? Я всегда говорила, что история сговора Трампа с Россией – это большой fakenews. И fakenews, как я уже говорила, не имеет обычно продолжения.

И вот на позапрошлой неделе случилось настоящее продолжение fakenews, случилось настоящее продолжение истории про досье с золотым дождем, потому что выяснилось, что… Давно было известно, что оно изготовлено по заказу фирмы, которая называется Fusion GPS, но выяснилось, что финансировал ее непосредственно предвыборный штаб Клинтон. И даже на позапрошлой неделе сооснователи этой фирмы Питер Фрич и его партнер Томас Катан – они предстали на слушаниях перед House intelligence committee и они отказались отвечать на вопросы, вспомнив о пятой поправке к Конституции американской. То есть пятая поправка, как коммунисты.

То есть нам всегда рассказывали, что это феерическое по лжи досье изготовили какие-то республиканцы. Республиканцы, действительно, нанимали Fusion GPS, но они нанимали ее до того, как произошла история с досье. А вот это досье конкретно оплатили 9 миллионов долларов демократы. Они заплатили за то же самое, что в России называется «черный пиар».

Теперь что такое Fusion GPS? Не надо думать, что вот те люди, которые обращались в Fusion GPS, они не знали, что это такое. Это конкретно контора, которую много раз называли «продавцами мерзости», мерзости на заказ. Это точка, да? Это никаких там особых журналистских расследований, это, извините, она функционирует… Вот, примерно знаете, когда люди боялись вешать… Горшков боялся вешать что-то на Компромат.ру, потому что уж больно было мерзко, он сначала говорил «Ну, повесьте это на каком-то совсем обсевочном сайте», и вешалось это на сайте типа «The Moscow Post».

Вот это примерно так. Достаточно сказать, что с этой конторой работала никто иная как та самая Наталья Весельницкая. Когда Кремлю надо было замочить Браудера в США, наняли через адвокатов именно эту контору, и, значит, именно Браудер (никто иной как Билл Браудер) перед Сенатом говорил, что Весельницкая через контору адвокатскую Baker&Hostetler наняла Гленна Симпсона из фирмы Fusion GPS, и это была грязная кампания, направленная против самого Браудера.

Еще круче, впрочем, чем история с Браудером, была история человека, которого зовут Алекс Бойд, который изучает венесуэльскую коррупцию. И, в частности, его интересовала группа, которая называется DERWICK Associates, которая по его утверждениям (этого Бойда) играла роль, ну там, типа Тимченко и Ковальчуков для комрада Чавеса. И вот эта фирма тоже наняла Fusion GPS, и те абсолютно как ольгинские тролли начали рассказывать, что этот бедный Бойд – педофил, наркоторговец, его маму, которая умерла в 1983 году, даже объявили действующим главой наркокартеля, причем всё это было с поддельными документами. Вывешивалось в сети.

Его сестру объявили любовницей Чавеса. И что самое интересное потом, что в его лондонскую квартиру вломились и ограбили. С учетом того, что у Fusion GPS был в союзниках вот этот Кристофер Стил, Бойд теперь думает, а, вот, не господин ли Кристофер Стил, бывший сотрудник английской разведки, пробивал его адрес?

То есть назвать вот этого Гленна Симпсона расследователем, ну, это примерно как называть расследователем Андрея Караулова. То есть это не случайно, что наняли фирму, а она случайно замочила Трампа. Это досье, которое было заказано фирмой, которая специализируется на объявлении врагов своих клиентов педофилами, террористами, главами наркокартелей и постит об этом фейковые документы.

Четвертое, вы спросите, а отчего же Fusion GPS не сама изготовила это досье? Ответ очень простой – возможность отрицания. Вот это совершенно то же самое, почему Навальному плеснули в лицо нодовцы, а не фсбшники. Возможность отрицания.

Вот, в сентябре Сенат на слушаниях спрашивал главу штаба Клинтон господина Подесту… Это не газетное интервью, заметим, было, это были слушания. «А вы знаете, откуда взялось досье?» А Подеста сказал «А я не знаю». А рядом с ним сидел его адвокат Марк Элиос, который и передавал это досье. Да? То есть это было сделано, чтобы иметь возможность отрицать.

Четвертое. Как это работало? Это досье усиленно навязывалось через личные контакты различным медиа, которые, надо сказать, что в большинстве своем на него не клюнули сначала. Им пытались скормить, проводились всякие разные брифинги и всё это очень много делалось через личные контакты, потому что, например вот, есть корреспондент CNN Эван Перес, который до сих пор об этом досье очень хорошо говорит. Вот, он просто приятель Симпсона. Они не просто были соавторами когда-то, они на рыбалку вместе ездили.

И собственно, когда всё это вскрылось, даже газеты, многие газеты просто ужаснулись и, например, «The Wall Street Journal» написал, что американцы не нуждаются в том, чтобы Департамент юстиции заминал дела, да и делал это еще при посредстве медийных дружков Гленна Симпсона.

И когда началась паника в связи с вот этой историей, тем, что история про досье золотого дождя и история про fakenews получила такой конец, началась паника, начались, так сказать… Кто-то стал говорить «А чего? Многие вещи в досье подтвердились» (что было очевидной ложью) — так, например, по CNN заявлял ведущий по имени Тапер.

Другие говорили, что «Ну вот, это вот, вот, все так делают в современных американских выборах». Это неправда, потому что понять чтобы, насколько это неправда, представим себе наоборот, что… Вот, помните движение людей, которые утверждали, что Обама, на самом деле, не родился в США и поэтому не имеет права быть их президентом, да? Вот, сторонники такой безумной теории заговора. Вот, представьте себе, если бы лидеры этого движения, к числу которых, кстати, принадлежал Трамп, безумного движения наняли специальную фейковую фирму, чтобы она изготовила фейковые поддельные документы. И представьте себе, какой бы скандал был и где бы был Трамп, если бы он это сделал.

И вторая неприятная история, которая на позапрошлой неделе выплыла, это очередной раз выплыла история про урановую сделку, которую одобрила администрация Обамы, когда Клинтон была госсекретарем. Сделка эта дала контроль России над 20% американского урана, а фонд Клинтонов после этого получил в общей сложности от участников сделки, ну, где-то под 149 миллионов.

И опять же 2 вещи, да? Первое, эта сделка реально била против национальных интересов США. Потому что это была попытка создания монополии или квазимонополии… В общем, все в мире теперь могут видеть, как Кремль использует монополию, да? Вот, смотри историю с перекрытием газового крана на Украине. Да?

То есть когда Кремль получает монополию над каким-то одним товаром, он использует его не как товар, а как оружие. И, вот, такая сделка совершилась, и в обмен в фонд Клинтонов поступили деньги.

И если вы сомневаетесь, что это не кошерно, ну, давайте представим себе наоборот. Представьте себе, что выясняется, что Трамп одобрил продажу 20% американского урана и в обмен получил, там я не знаю, в избирательный фонд 149 миллионов долларов. Да ему бы уже не то, что импичмент вынесли, его бы уже просто там на части в Сенате разодрали.

Кстати, я лично мало сомневаюсь, что поскольку главой Росатома тогда был Кириенко, то есть это была его сделка, что именно это была одна из причин, по которой Кириенко вот такую фантастическую сделку, действительно, сумел сделать (сумел!) и был назначен главой Администрации президента поэтому.

Собственно, эта-то история про урановую сделку старая, но там нарисовалась новая подробность, что там был какой-то мужик, который сейчас готов дать показания, и он не может, потому что он связан приказом молчать, так называемым gag order. И этот приказ молчать ему дал Департамент юстиции, та самая Лоретта Линч, которая, как рассказывал Джеймс Коми, ну, не запрещала, а, скажем так, объясняла ему, как правильно расследовать скандал с email’ами Клинтон.

То есть это всё были не fakenews. Это не история с золотым дождем в досье Кристофера Стила. Вот, если этот мужик врет, если он ничего особо такого не знает, ну, пожалуйста, ну, можно же предоставить ему право публично выступить, а потом расхохотаться «Слушайте, да он, оказывается, всё привирает и ничего не знает».

И, вот, собственно, почему я говорю? Потому что, вот, казалось еще на позапрошлой неделе, что ситуация медийная очень резко переменилась, и вместо историй про то, какой русский шпион Трамп, вдруг стал возникать нарратив в одном случае, как демократы заказали это безумное золотое досье у мерзкой фирмы, а в другом случае, что всё очень нечисто с самой урановой сделкой.

И естественно, всё это было перебито мгновенно абсолютно в стиле «Карточного домика» новостями про обвинения, которые выдвинуты Манафорту и которые выдвинуты Пападопулосу, то есть человеку, который одно время возглавлял избирательную кампанию Трампа, и человеку, который в ней участвовал.

А теперь самое интересное. Посмотрим-ка, в чем обвиняют Пола Манафорта? Я цитирую indictment. Слава богу, в Америке всё прозрачно, то есть всё вывешено на сайте, всё это можно просмотреть. И обвинение Манафорту заключается в том, что с 2006-го года по 2015-й по меньшей мере Манафорт и его приятель были лоббистами Януковича, получили за это от него 75 миллионов долларов, скрыли их от властей США на Каймановых и прочих островах, не зарегистрировались в качестве иностранного агента и вдобавок в ответ на прямые вопросы ФБР соврали. То есть в результате этого обвинения Манафорт, конечно, предстает человеком, во-первых, очень жадным, а, во-вторых, очень недалеким, потому что мало того, что он обманывал американские власти о размерах своих доходов (это, собственно, и есть то, что называется «заговор против США» — он касается налоговых тем), он просто врал в ответ на прямые вопросы ФБР, в ответ на прямые вопросы своего налогового агента «А у вас есть счета оффшорные?» А он говорил «Нет, нет, у меня нет счетов оффшорных».

Более того, он был настолько жаден, что, получив все эти миллионы, вот этот человек, вот, просто совершенно как какие-то путинские дворцы-строи, да? Он накупил кучу недвижимости и еще пытался ее оформить так, чтобы он получил за нее какие-то налоговые скидки.

Например, одну из этих грандиозных недвижимостей он сдавал прямо на Airbnb, получал за это деньги. При этом пытался сделать так, что, как бы, якобы там живут его дети, из чего происходили налоговые скидки, на которые он не имел права и так далее, и так далее.

То есть, конечно, Манафорт выглядит, ну, как вот такой же, вот, Fusion, жадный человек, который получил от Януковича 75 миллионов, всё сложил в оффшор и прямо врал.

Всё это хорошо и обдерут Манафорта как липку, потому что там в этом indictment’е есть страшные строки, что вся эта недвижимость (вдумайтесь, вся!) поступает в распоряжение американского государства. Но причем здесь вмешательство русских в выборы? Ну, хорошо, мы понимаем, что там будет следующая серия, что Манафорту кроме Януковича платил, наверное, еще и Дерипаска. Но опять же, причем здесь русские и выборы?

И что я хочу заметить, да? А Манафорта расследуют. И совершенно правильно расследуют… Но, вот, у меня такой вопрос: а когда, вот, госпожа Весельницкая или там кто там те люди, через которых российское государство платило вот этой фирме Fusion, когда устраивалась кампания против Браудера, а там чего, тоже всё чисто? Там всё зарегистрировано, там всё с иностранными агентами, там нет никакого вранья? Мы точно знаем, что там есть вранье, потому что, как я только что говорила, Подеста прямо на сенатских слушаниях говорил, что он не знал, откуда досье, а рядом с ним сидел адвокат, который это досье и заказывал, и получал.

И еще более интересный пример. Вот этот вот маленький член кампании Трампа Пападопулос – это кто такой? Это, грубо говоря, мелкий врун. Это человек, у которого в резюме написано, что он fellow, то есть сотрудник Hudson Institute, а он там был просто неоплачиваемым интерном.

У него там в резюме написано, что он был представителем США на Женевской конвенции в 2012 году. А остальные члены делегации говорят: «Да нет, не было никаких представителей США».

Он говорил, что он был главный спикер в 2008 году, когда там была какая-то ежегодная встреча очередной ассоциации американских греков. А главный спикер на этой встрече был Майкл Дукакис.

И, конечно, это очень плохо характеризует Трампа, что он связался с таким, вот, выдумщиком. И это не первый раз с Трампом происходят такие вещи. Но что немножко извиняет, что вот этот Пападопулос был просто очень мелким волонтером в этой организации. И да, он был советником по национальной безопасности, но этих советников в кавычках по национальной безопасности – их там давали, знаете, как медаль за сдачу ГТО, их там было, что ли, штук 12.

И, значит, что нам рассказывается в Statement of Offense про этого Пападопулоса? Значит, нам говорят следующее. Что 14 марта этот прекрасный человек, это трепло во время своего путешествия в Италии (во время путешествия в Италии, заметьте) встретил некоего английского профессора. Он не называется в statement’е, но его зовут Джозеф Мифсуд – он есть почетный директор Лондонской академии дипломатии, что бы это такое ни было.

И, вот, узнав, что Пападопулос – советник Трампа, этот Мифсуд сказал, что он имеет высокие связи внутри российского правительства. То есть еще раз по буквам: двое туристов пьют Кьянти в кабачке, один из них говорит «А я советник Трампа», хотя он, мягко говоря, привирает, а другой говорит «А у меня такие высокие связи в России», и он, конечно, тоже врет. Потому что какие высокие связи у английского профессора в русском правительстве? Ну, еще раз, по буквам. Вы подумайте, да? Вот, просто о чем это?

И дальше еще больше. Значит, этот Пападопулос, который представляется главным докладчиком 2008 года, встречается в Лондоне с этим профессором и дамой, которую ему представляют как племянницу Путина. Причем, он тут же пишет домой торжествующее письмо «Я тут встретил племянницу Путина, я вообще могу тут организовать встречу Трампа в Россию. У русских есть столько компромата, бла-бла-бла».

И такая трогательная деталь: он надеется, что ему представят российского посла. А ему этого посла не представляют. То есть вот эта фейковая племянница Путина и этот английский профессор полуфейковый – они не имеют доступа даже к российскому послу. И Пападопулос, который, как я уже говорила, врун, в своем email’е пишет, что его представили российскому послу, хотя, на самом деле, его не представили.

После этого Пападопулос садится на коня и говорит «Слушайте, давайте работать с русскими. У меня такие связи!» Ему отвечают на это (и email есть): «Давайте не будем принимать на себя обязательства». Пападопулос говорит «Да я могу организовать!..» Ему говорят «Не надо». Пападопулос говорит «Да я готов съездить в Россию!» И в итоге? И в итоге он не приезжает в Россию, и Трамп, естественно, не приезжает в Россию через этого Пападопулоса, потому что он продает себя как человек, который может свести Трампа с русскими. А, значит, видимо, с той стороны этот английский профессор продает тоже его как человека, который влияет на Трампа. А проблема всей этой шарашкиной конторы, видимо, что с обеих сторон не нуждаются в услугах этих отставной козы барабанщиков.

И, собственно, в общем, короче говоря, да? Это, вот, та же самая история как встреча Весельницкой с Трампом-младшим. Это продавцы воздуха встретились, два трепла, один английский назвал себя приятелем племянницы Путина, другой американский назвал себя советником Трампа по национальной безопасности, и побежали продавать друг друга. Советник – что у него есть кто-то, кто знает племянницу Путина, англичанин – что у него есть советник национальной безопасности для Трампа.

Это очень плохо, еще раз, что характеризует Трампа, что он связывается с такими людьми. Но теперь, почему я вам всё это рассказываю? Это имеет, на мой взгляд, прямое отношение к России.

Посмотрите, как интересно устроено. Ингредиенты все абсолютно те же: черный пиар, манипуляция общественным мнением, в том числе и путем предъявления судебных обвинений, перебивание одних новостей другими. То, что предъявляют Манафорту, почему-то не предъявляют другим. А на выходе мы имеем совершенно другое – на выходе мы имеем нормальное общество. Почему? Потому что этот черный пиар существует в конкурентной среде. Это к вопросу о том, сломало ли российское вмешательство в американские выборы американскую демократию? Нет! Она так устроена, она не ломается. Она колеблется, и эти колебания и есть политическая жизнь. Вот это как рынок. Рынок – это не когда все объявляют правильную цену, это баланс цен. При наличии рыночного пузыря пузырь рано или поздно лопает.

Вот, в какой-то мере история с indictment’ом Манафорта и Пападопулоса – это история о том, что когда американское общество оказалось больше не готово кушать fakenews про Трампа, которые изготавливаются непосредственно в СМИ, некоторые квази-fakenews были изготовлены в результате обвинения. Слушать в 1835-й раз о том, что Трамп – агент России, никто не хочет.

Но еще раз я обращаю ваше внимание: если у вас есть конкуренция, если у вас есть рынок политический, то у вас в итоге система всегда придет в нормальное состояние равновесия.

Всего лучшего, до встречи через неделю.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)