Юлия Латынина в передаче "Код доступа" на сайте радиостанции "Эхо Москвы". В Каталонии, конечно, происходят самые интересные события, которые происходят в Европе. Ну, то есть черт знает что происходит в Каталонии, и не совсем понятно, чем оно кончится. И, собственно, происходит в Испании или уже только в Каталонии.

Ну, о Каталонии мы поговорим позже, а вернемся сначала кто о чем, а вшивый о бане. В Москве в одной из больниц на этой неделе умер активист «Солидарности» Алексей Строганов, которому 2 месяца назад дали трубой по голове и он 2 месяца находился в коме. Таким образом это уже вторая жертва. Напомню, что первая – это Иван Скрипниченко, он умер 23 августа после того, как один из путинских орков проломил ему нос. Вообще на место сетевых троллей приходят орки и гоблины, которые действуют оффлайн. Уголовное дело, как я понимаю, просто не возбуждено, и вот на этом фоне Алексей Венедиктов, глава «Эха Москвы» заявляет, что он принял решение эвакуировать из России Ксению Ларину после известного эфира господина Соловьева, который, собственно, 21 февраля 2017 года просто призвал к расправе с сотрудниками «Эха». Он процитировал текст, который у него был на экране: «Никто ничего не делает, чтобы заткнуть их поганые рты. Оскорбляют Россию, президента, россиян и ничего. Безнаказанность рождает беспредел».

Ну, да, значит, первое, это цитата из письма слушателя. А, ну да, это согласие Соловьева с такой точкой зрения. Да? То есть заметим, что с точки зрения этого слушателя и Соловьева, который выдал это в эфир, это журналисты-агрессоры. Вот, это не ОМОН, который разгоняет демонстрации, это не массовая коррупция, это не Ротенберги, Сечины, беспредел абсолютный ментовской, не Сирия, не Украина, теракты, кстати, на Украине. Посмотрите, сколько на Украине взрывается людей, и каждый раз это люди, которые выступали против России.

Всё это вот… А, вот, люди, которые об этом пишут, это агрессоры – их мочить надо, закрыть надо их поганые рты.

Я, кстати, по этому поводу подумала, что, вот, Лермонтовское «Прощай, немытая Россия, страна рабов, страна господ». И интересно, Соловьёв как Фадей Булгарин призывал бы к расправе над Лермонтовым и Пушкиным? И вообще как бы он это делал?

Вот, собственно, на этом фоне происходит нападение на Татьяну Фельгенгауэр. Несостоявшийся физик, гражданин России и Израиля Борис Гриц проходит на радиостанцию «Эхо Москвы» с рукописным планом помещений. Прыснул баллончиком в охранника, который сидел на входе. Напоминаю, что поскольку «Эхо Москвы» занимает только половину этажа в 24-этажном офисном здании, там был не наш охранник, и «Эхо Москвы» не в силах организовать охрану на входе.

И там ножом ударил в горло Татьяну Фельгенгауэр. Абсолютное чудо, что она осталась жива – там 2 миллиметра оставалось до сонной артерии, абсолютно покушение на убийство.

У Ольгинских троллей, заметьте, эта попытка убийства немедленно возбудила дежурное ликование в сети, штабелями посыпались комментарии о том, что, вот, наконец нашелся человек, который последовал, собственно, тем призывам, которые обнародовал Соловьёв. Враг народа Фельгенгауэр его довела – это же она была виновата, это же она агрессор. Неплохо было бы также убить Пархоменко и т.д., и т.п.

И, собственно, эту версию, что Фельгенгауэр его довела, сам Борис Гриц тоже подтвердил. Он заявил, что это было сексуально и телепатически. Мастерски владея телепатией, она каждую ночью вторгалась в его мысли. После чего правоохранительные органы уже заявили, что, оказывается, между Фельгенгауэр и Грицем был личный конфликт, и, значит, после чего сетевые тролли уже начали писать, что, оказывается, у них был какой-то роман. Хотя, понятно, что Фельгенгауэр и Гриц никогда друг друга не видели, и, видимо, Гриц (простите меня за простое выражение) дрочил по ночам на Фельгенгауэр. А поскольку, как и всякого шизика, у него было расщепление личности, ему казалось, что это, вот, Фельгенгауэр виновата.

Так что если бы это нападение произошло 3 года назад, все бы однозначно пожали плечами и сказали «Псих». А вот сейчас на фоне другого статистического ряда, на фоне призывов Соловьева, на фоне истории с Ляскиным… Помните. когда ему дали трубой по голове, а потом обнаружилось, что, типа, он сам себя заказал?

Естественно, стал возникать вопрос, был Гриц просто псих или псих, которого использовали? Потому что, с одной стороны, психов никто не отменял. Псих застрелил Леннона, псих покушался на Рейгана. Вот, как ни странно, поджог Рейхстага – это было тоже дело рук психа Маринуса Ван дер Люббе. Другое дело, что этот псих был коммунистом, и сбрендил там на почве мировой революции. Но факт, что его никто не использовал.

Вот сейчас опубликованы документы в США об убийстве Кеннеди, и оказывается, что СССР был в панике, потому что советское руководство считало, что это правый заговор, что сейчас обвинят СССР, потому что Ли Харви Освальд был в Советском Союзе, потому что он был на Кубе, потому что у него были контакты с советским послом. И это означает, что Ли Харви Освальд с большой вероятностью, действительно, был просто псих, хотя, с той же вероятностью его могли использовать кубинцы. Не Советский Союз, который, судя по всему, действительно, был к этому не причастен, а именно кубинцы, потому что Кеннеди планировал несколько раз убийство Кастро (это было известно) и, возможно, это была такая ответка и использование психа.

Собственно, использование психов – это классический почерк спецслужб. Психически ненормальных людей, действительно, выбирают на роль исполнителей подобных операций. Две причины. Во-первых, они легко поддаются внушению. Во-вторых, есть возможность, главное, отрицания: «Он же псих. Ну, чего вы там? Бритва Оккамы, не ищите сложностей».

Вот там Жак Клеман, убийца французского короля Генриха Третьего. Фанатик, действительно, был полупсих. Вопрос же в том, его использовали или нет? Вернее, кто его натравил?

Леонид Николаев, убийца Кирова вряд ли был психически здоровый человек вполне. Вопрос в том, подтолкнули его или нет?

Вот, как я уже сказала, Ли Харви Освальд, до сих пор вопрос остается открытым. Или, там, вот, террорист раздавил людей на набережной в Ницце. Другой исламист устроил стрельбу в гей-клубе в Орландо. Оба имели психические отклонения. Или, там, Гюльчехра Бобокулова – помните, та сумасшедшая няня, которая зарезала вверенную ей в попечение девочку, она была шизофреничка. Вопрос не в том, что все эти люди были достаточно больны и имели психические отклонения, вопрос в том, что эти психические их отклонения были использованы определенным образом, и происходили в рамках определенной технологии.

Да, соответственно, использование психов – классический прием из учебника спецслужб. И 2 варианта можно использовать – можно жестко, можно мягко. Жестко – это когда психа непосредственно ведут от и до.

У меня однажды был замечательный случай. Еду я как-то с таксистом, и вдруг таксист мне объясняет, что, оказывается, жена его ведьма и его приворожила. Я спрашиваю «А как так?» — «Да вот она какие-то там косточки зашивала, куклу колола, какую-то менструальную кровь в простыню заворачивала». И дальше он произносит фразу, он говорит «Я бы так ничего этого не знал, если бы одна замечательная ясновидящая гадалка, которая чистит карму и спасает судьбы людям, мне всего этого не объяснила». Да? Вот это важный момент. У каждого такого психа может найтись ясновидящая гадалка, которая чистит ему карму и которая объясняет этому психу, что да, во всех его бедах виноват тот или другой человек. Хороший человек, спаситель его души рассказывает ему про плохого человека. Это такой, жесткий вариант. И есть мягкий, если вы просто этого психа ведете и ничего не делаете.

Вот, у Марио Пьюзо есть очень интересный роман «Четвертый Кеннеди», совершенно недооцененный, потому что это роман, как американский президент чуть не устроил в стране диктатуру. И в этом романе есть уволенный директор ФБР, который знает, что на президента четвертого Кеннеди (четвертый Кеннеди стал президентом) готовится покушение, и не останавливает этого человека. Этот человек там просто псих, но директор его не останавливает, хотя понимает, что тот убьет президента.

Вот, я посмотрела внимательно дневник этого Грица. У него там есть Facebook, у него там есть еще сайт. Действительно, какой-то абсолютный лузер, сын известного секретного физика, внук писателя. Закончил московский педагогический институт по специальности «Физика». Так что, знаете, все-таки, назвать его там физиком – это некоторый перебор. Уехал достаточно давно из России в Израиль. Последние годы, последние много лет у него были гигантские проблемы, потому что в силу его психических отклонений его не принимали на работу. Он пытался устроиться в 200 мест – не устроился. Работал какой-то сиделкой в доме для престарелых.

У него в этом дневнике масса пунктиков. У него был пунктик, например, против водителей автобусов израильских, которые вступили у него в заговор. Значит, против него также в заговоре состояло государство Израиль, которое мешало ему устроиться на работу. Он писал на него в ООН, он собирался подавать на него в суд.

Еще был банк Hapoalim, который тоже состоял против него в заговоре, потому что этот банк, как совершенно справедливо замечал Гриц, «Ну как же? Вот, они нарочно не дают мне устраиваться на работу, а потом, так сказать, обижаются, что я должен им денег».

И, вот, как-то если бы этот Гриц пошел и зарезал там водителя автобуса, ну, было бы всё понятно. Но почему-то этот человек, который, кстати, не так много Татьяну Фельгенгауэр упоминает в этом своем дневнике… Водителей автобусов там фигурирует гораздо больше – это они против него в заговоре.

Да? Он приезжает в Москву, хотя у него, в общем, нет денег на переезд. И вот в апреле еще он собирался (я отметила) подавать в суд на государство Израиль. Вот, мне это стало не очень приятно, потому что я подумала, что наши разные манипуляторы могут отслеживать, подчеркиваю, могут отслеживать людей, которые находятся в таком пограничном состоянии сознания, потому что… У нас же, в общем, уже были разные там израильские маргиналы. Был там какой-то Нудельман, который подавал в суд БАГАЦ на Невзлина.

То есть еще раз. Несколько лет назад даже не было бы вопроса у нормальных людей, псих или не псих. Ему плохо было в Израиле, он дрочил на красивую девочку. А поскольку у него раздвоение личности, то ему казалось, что она залезла в его мозги. Классическая история «Ведьма, ты меня околдовала» описана в «Соборе Парижской богоматери».

Но вопрос есть, потому что нападение на Фельгенгауэр, как я уже сказала, полностью укладывается в статистический ряд безнаказанных нападений на независимых журналистов и оппозиционных политиков, и ряда этого не было еще 5 лет назад, потому что тогда, напомню, атмосфера в стране была совсем другой. Вот тут Дмитрий Муратов, главред «Новой газеты» совсем недавно цитировал пример Игоря Домникова, случай, когда журналиста «Новой газеты» тоже избили и он умер. И ничего не расследовалось тоже, и никто не мог понять вообще, за что убили Домникова, пока не взяли бандитов Тагирьяновских, преступную группировку. И вдруг когда этих отвратных бандитов взяли по каким-то другим делам, они говорят «А Домникова нам заказал некий Павел Сопот». А Сопот говорит «А мне заказал его вице-губернатор Липецкой области Сергей Доровский». И чего? И ничего. И Доровскому никогда не предъявили обвинение.

Был другой феерический случай, напомню, убийство журналиста Фонтанки Максима Максимова в 2004 году. Тогда тоже никак не раскрывался этот случай, но Агентство журналистских расследований, которое состоит наполовину из бывших профессиональных ментов, они начинают, естественно, расследовать убийство своего коллеги, они делают это профессионально, они просматривают детализацию его звонков. Они видят, что ему накануне смерти звонил некий человек, который представляется Егоровым. С этим Егоровым говорили и следователи. Он сказал «Да, я там, вот, малоизвестный журналист, я какое-то издание хотел затевать, но так и не встретился с погибшим».

Журналисты (не опера) начинают выяснять, что происходит. Выясняют, что этот Егоров, во-первых, вовсе не Егоров, а, во-вторых, платный агент оперуполномоченного некоего подполковника Михаила Смирнова. Журналисты давят на Егорова, а тот рассказывает сначала журналистам, потом следователю, что нет, он, действительно, встретился с Максимовым, привел его в помещение сауны, где его ждал вот этот самый подполковник Михаил Смирнов и его подчиненный майор милиции Лев Пятов. Значит, после этого он сам не участвовал в убийстве, но слышал, как Максимова убивают.

Нашли хозяина бани, который подтвердил эти показания. Нашли уголовников, которые были вместе с этими двумя ментами (это были 2 известных в городе торговца кокаином), они тоже дали показания, они рассказали, как они помогали заворачивать труп, как всё это клали в багажник милицейской машины, как они ехали вместе и созванивались, и переписывались по пейджеру. И распечатки детализации, которые всё это подтверждают, оказались даже в деле. И чего? И ничего. Да? То есть были показания 3-х людей, они были в деле на двух милиционеров ( Михаила Смирнова и Льва Пятова). Те продолжали работать, им никогда не предъявили убийство журналиста Максимова.

А вот тогда это уже было, уже в 2004 году. Но это была, понятно, никакая не типа координация из Кремля и не страшный заговор против свободной прессы, это вписывалось в другой статистический ряд. Это было, вот, ну, как это сказать? Это вписывалось в статистический ряд абсолютной безнаказанности убийств при некоторых обстоятельствах в России вообще. Вот, принцип квантового правосудия российского, когда причина, по которой человек садится за совершенное убийство, заключается только в том, что он не имеет денег и связей.

Вот, как-то я видела в Красноярске на стенке местного РУВД замечательное изречение, выписку из протокола осмотра места происшествия. Значит, пострадавший (труп) – гражданин России, других повреждений на теле не обнаружено. Да? Вот эти люди – их убийцы не были привлечены к ответственности, заказчики преступлений не потому, что такая была какая-то команда или настрой, а просто потому, что так устроена Россия.

Вот, недавняя история на Сахалине, когда недавно родителям покойника по ошибке отдали мобильник убийцы, и тогда выяснилось, что убийц было несколько, потому что эти убийцы потом по мобильнику смсками договаривались о том, как они будут врать. То есть прекрасная история, да? С одной стороны, квалификация убийцы, который смски даже не стер. А с другой стороны, квалификация следователя, который эти смски даже не прочел.

Какое отношение имеют все такие истории к политике, к Кремлю? Ноль, да? Пострадавший – гражданин Российской Федерации, других повреждений на теле не обнаружено.

Даже убийство Анны Политковской вписывалось в эту схему, хотя это была схема распада государства. Когда вверху есть некая группа людей (вот там Путин, его ближайшее окружение, Тимченки, Ротенберги, Ковальчуки, вот, Ролдугин (виолончелист))... Да? всех потрясла история скромного виолончелиста Ролдугина, у которого 2 «ярда» оказалось на оффшорных компаниях, и там 400 с лишним из них миллионов были переведены структурами Сулеймана Керимова приблизительно в то же время, что и состоялось назначение президента Дагестана, которого Сулейман Керимов лоббировал. Да? Такая есть замечательная история.

Может ли Ролдугин назначить президента Дагестана? Ну, вряд ли. Тогда кому же заплатили деньги за назначение президента Дагестана?

Вот сейчас выясняется другая история такого же рода – это 49-летний Михаил Шеломов, сын двоюродной сестры Путина Любови Шеломовой, который работает скромным ведущим специалистом в петербургском филиале госкомпании СовКомФлот, должность, которая там приносит по средним данным 40 тысяч рублей в месяц. И, значит, у этого человека по данным ICCRP оказалось за несколько лет активов на сумму 573 миллиона долларов, в основном акций крупных компаний, связанных с представителями ближайшего окружения нашего президента. И о некоторых из этих проектов Шеломов не знает сам. Вот, например, там есть компания «Игора Драйв», которая занимается строительством гоночной трассы близ Петербурга. Один из любимых горнолыжных курортов нашего президента (там, говорят, праздновалась свадьба его дочери Екатерины), и, значит, да?.. А господин Шеломов даже не знал, что ему это принадлежит.

Так вот я к чему, да? Вот, все эти люди наверху жили хорошо. Они добывали нефть, они строили горнолыжные трассы, они строили дворцы. А вообще, кстати, я вам скажу, это удивительная же история с вот этим повальным увлечением строительства дворцов, причем многочисленных дворцов в путинской России. Вот тут ездила только что по замкам Луара и видела там, действительно, массу дворцов, настроенных в XVI-XVII веке, в основном из замков. Ну, во-первых, эти замки когда-то несли оборонительную важную функцию. А дворцы потом при всей их многочисленности – они, все-таки, несли важную социальную: из них управляли короли своими владениями.

Вот как раз уникальная одна особенность структурная, я бы сказала, нынешнего российского режима – это то количество гигантских сооружений многоэтажных в несколько тысяч метров площади, та, которая по размерам своим, конечно, сравнимая и с Шенонсо, и с Шамбором, и которая находится в руках частных или государственных людей, и которая даже не совсем понятно, как используется, потому что.. Еще раз, да? Из дворца вы… Там много челяди, там много просителей, из него вы управляете государством. А если вы используете дворец как охотничий домик, ну, это какая-то удивительная трата ресурсов, да? И это удивительно непубличное учреждение в отличие от дворцов французских XVIII века, да? Они, наоборот, за забором.

И вот эти обитатели облаков и дворцов – они не обращали внимания на то, что происходит за тем забором, которым они огородились, как дичает страна.

И кстати говоря, к вопросу о дворцах. Вот это одичание страны, которое в России происходит… Вот, Бабченко тут написал совершенно дивную заметочку. Он написал заметочку о том, как в Биробиджане вскрыли капсулу 1967 года о том, как пионеры, которые отмечают шестилетие полета первого человека в космос, и капсула пропала, а Бабченко, значит, представил себе, что бы сказали эти пионеры при виде того, что премия ТЭФИ в номинации «Просвещение» досталась за фильм о плоской Земле, и попы окропляют ракеты ладанами. Да?

И это тоже очень важный вопрос к вопросу о дворцах, потому что, ведь, Ренессанс и Просвещение – они начались не с ученых, они начались с правителей. А Ренессанс – это не когда Леонардо да Винчи рисует свои картины и делает свои машины, а это когда правители охотно пользуются тем, что он делает, когда французский король Франциск Первый приглашает его во Францию и дает ему замок Кло-Люсе.

Ренессанс – это не когда Микеланджело рисует, а когда Лоренцо Медичи идет в мастерскую, видит мальчика, который делает скульптуру, и приближает его к себе. Когда головы Давида ставят на главной площади Флоренции. А если у вас в начальниках, там, Мединский, Васильева, и когда они говорят «Чего? Тут какая-то сволочь разрушает наши духовные скрепы! Сделал голову Давида! Ноги обрубить, художника сжечь!», то никакого Ренессанса у вас не будет.

Вот, с чего начинался Ренессанс? С того, что правители стали поощрять художников и ученых. С чего начиналось Просвещение? С того же, что и Ренессанс. Да?

Когда Рене Декарт наставлял датскую королеву Кристину, когда Лейбниц переписывался с ганноверскими принцессами, когда Галилей учил сыновей герцога Козимо Де Медичи. И представьте себе, где было бы Возрождение, если бы Папы и короли запретили художникам рисовать голые тела и полагались бы исключительно на Мединских и Васильевых.

И вот в этом смысле всё, что угодно, можно сказать про совок, но, ребят, я, честное слово, лучше буду верить в коммунизм, чем в попа с кадилом в МИФИ, потому что кадило и МИФИ несовместимы (либо одно, либо другое).

Так вот всё это вместе (дворцы, а за «ихними» заборами наступающее Средневековье) – оно благополучно развивалось, пока были деньги, пока было телевидение и деньги доставались даже тем, которые за забором, и телевидение промывало им мозги.

А потом деньги и телевидение кончились. И Крымнаш кончился. И Донбасса, и Сирии не хватает. И осталось одно – насилие. И начался совсем другой статистический ряд нападений. Причем совершенно ужасно, что это нападения даже не на оппозиционеров, потому что, скажем, Улицкая, которую облили зеленкой, это не оппозиционер, это просто российский писатель, выдающийся российский писатель, которого облили же зеленкой даже не за то, что она говорит плохое, а за то, что она, сука, умная.

И все эти нападения строятся по одной схеме.

И я говорила о статистическом ряде нападений на журналистов. И не только на журналистов, и не только на оппозиционеров. Вот, весь ужас в том, что могут напасть и на Улицкую. Которые все строятся по одной схеме, которые все исполняют люди, не имеющие официального статуса, всякие НОДы, СЕРБы, всякие вышедшие в оффлайн ольгинские тролли. Кстати, часто они психически ненормальные. Вот, тот же самый человек, который дал Николаю Ляскину трубой по голове, начальнику штаба Навального, а потом заявил, что Ляскин сам себя заказал, он тоже наблюдался у психиатра, то есть его психическая справка гарантировала ему в числе прочего и неподсудность.

И, соответственно, каждый раз отсутствие официального статуса у потерпевшего дает возможность властям отрицать свою причастность. Ну, в это смешно верить по одной простой причине – потому что нападавшие каждый раз оставались безнаказанными, даже дела уголовного не заводилось. А систему характеризует не ошибка, систему характеризует реакция на ошибку. Если такие нападения оказываются безнаказанными, это значит, что система эти нападения одобряет и, собственно, водораздел произошел, конечно, с убийством Немцова. Потому что когда в день вынесения приговора исполнителям убийства в Кремле президент Путин принял и наградил в Кремле начальника отряда, в котором они раньше служили… И заметим, да? Это был сигнал.

И, вот, я другой пример приведу, да? Олега Кашина избили до полусмерти, и человека, которого исполнители преступления назвали заказчиком, он только что получает пост Генсека партии «Единая Россия». Ну, вы чего еще хотите, каких сигналов?

То есть все эти нападения – они строятся по тому же принципу, что война на Донбассе, тоже там было официально заявлено, что на Донбассе воюют шахтеры и трактористы. И, действительно, были там, ну, если не шахтеры и трактористы, то, во всяком случае, как мы знаем, сотрудники автомоек. Более того, среди них были психически пограничные люди, тоже которыми легко манипулировать. Ну, вот, не было, на самом деле, никакой спонтанной истории о том, что вдруг мойщики автомоек поехали на Донбасс воевать. Это была в чистом виде возможность отрицания.

Кстати, когда мы говорим об избиениях, о зеленке, о трубах по голове, мы должны не забывать об еще одной истории – об эпидемии убийств в Украине. Я напомню об этих убийствах. Сначала это было убийство Вороненкова, в котором сейчас прямо украинские спецслужбы обвиняют, как я понимаю, с одной стороны, российского бандита, а, с другой стороны, помогавшую ему ФСБ.

Это было покушение на Антона Геращенко. Это, вот, только что случилось покушение на зам командира батальона «Азов» Игоря Мосийчука. Было покушение, был ранен чеченец Адам Осмаев – вот это был тот самый, которого подозревали (и я думаю, справедливо) в подготовке покушения на Путина. Да? И на фоне этих убийств, именно убийств, к сожалению, взрыв машины Павла Шеремета, журналиста Шеремета обретает тоже, к сожалению, другое значение – он четко ложится в этот статистический ряд и вызывает ужас, потому что, конечно, Шеремет в отличие от Вороненкова, от Осмаева это не был человек с оружием, это был именно журналист.

И это довольно жуткая история, на мой взгляд, потому что была страна Сирия, которая была в XX-м веке единственная страна, внешняя политика которой строилась на терактах. Это была даже не Ливия – Ливия периодически делала всякие пиар-теракты типа Локерби. Но вот именно Сирия – она систематически занималась тем, что она устраняла врагов, которые, как ей казалось, враги Асада за рубежом. И как мы видим, процветанию Сирии, интеграции в мир это не способствовало.

И, конечно, нельзя не обратить внимания, что вторая сторона, которая несет ответственность за эти абсолютно безнаказанные убийства, это сами украинские власти, вернее, украинская полиция, которая находится в крайней стадии разложения, потому что… Ну, как? Ну, она действует непрофессионально. Потому что, извините меня, вот, в Грузии творилась точно та же самая история, там тоже происходили разные мелкие теракты, там тоже нанимали абсолютных маргиналов, которые поэтому очень по-глупому ловились. То есть… Это были очень смешные теракты. А поскольку никого стоящего не могли найти и, видимо, в процессе этих терактов главным образом крались деньги, осваивались деньги, для исполнителей, видимо, находили копейки, то, ну, кого находили за копейки? Ну, людей не очень компетентных.

И там были совсем смешные истории, когда, значит, один… Ему надо было заложить бомбу около американского посольства – он перепутал стены и заложил рядом с американским посольством. Другому надо было взорвать линию железной дороги, по-моему еще и с поездом, бомба не сработала, и когда его потребовали объясниться, он сказал, что грузины это скрывают. Значит, в результате получилась очень смешная история, да? Из Абхазии звонят грузинам и говорят «Вот, слушайте, у вас тут поезд взорвался, мы хотим вам помочь». А грузины удивленно отвечают: «Да нет, у нас ничего не взорвалось». А через 3 дня они на путях находят неразорвавшуюся бомбу.

Ну, всех этих людей ловили, потому что при Вано Мерабишвили грузинская полиция работала как часы. А в Украине, ну, судя по всему, плохо ловят. И, вот, мы видим, что, конечно, не в таком размере как в Украине, но это же начало происходить в России, происходить такая интернационализация Донбасса. Вот, те же методы, которые были сначала в Грузии, потом в Украине, сейчас накануне выборов оказались обращены против России ровно потому, что, как я уже сказала, деньги кончились, телевизор кончился, осталось насилие. Кремль всегда давал понять и после Андижана, и после Майдана, что там не будут колебаться и что, очевидно, будет еще только хуже. И рассказы о том, что это активисты, что это не власти, они абсолютно справедливы, с одной стороны, в том смысле, что в большинстве случаев эти люди (особенно исполнители) не состоят на госслужбе. Да? Но они абсолютно несправедливы в том смысле, что, собственно, тот факт, что эти люди не состоят на госслужбе, это просто дает возможность отрицания. Это, вот, как в Сирии, где люди воюют, а если они попадаются в плен, то оказывается, что нет, они там не российские военнослужащие «Ты не наш, у нас таких нет».

Как я уже сказала, это может быть… И скорее всего, нападение на Татьяну Фельгенгауэр – это, действительно, трагическое совпадение. Псих есть псих, от психа защиты нету. Но чтоб я хотела удивительное сказать? Вот, я не случайно начала этот текст с реакции сетевых троллей, которые тут же заявили, что Фельгенгауэр сама довела человека, который на нее напал. И выяснилось, что таки да довела сексуально и телепатически просвечивала лучами.

И, вот, подумайте, как структура представления этого психа о действительности совпадает с официальным представлением современного российского государства о действительности. Да? Вот с таким политическим расщеплением личности. И получается, что когда у одного человека, это сумасшествие, а когда это у целого государства, это называется «Духовные скрепы». Да? Они, гады, так сказать, на Западе нас не любят. Мы, вот, их любим, а они нас не любят и просвечивают лучами, и это они виноваты.

И, собственно, то же самое… Вот, совершенно не случайно тот человек, которого с таким придыханием цитировал Соловьёв, который сказал, что «Вот, кто остановит этих проклятых?.. Кто заткнет их проклятые глотки?»

Я в свое время читала книгу Джона Толанда, которую я вам всем рекомендую. Это блестящий американский историк, который написал 2 прекрасные книги – одну о американо-японской войне, а другую о Гитлере, которая основана была на воспоминаниях ближайших людей о Гитлере, тех, которые остались в живых.

Меня в этой книге поразил совершенно один момент, что Гитлер, оказывается, до самого последнего конца считал, что он абсолютно мирный человек, против которого существует заговор и на которого напали. Вот, он мирный, только эти проклятые евреи ввязали его в войну. Когда Англия и Франция объявили ему войну за нападение на Польшу, Гитлер не понял, почему ему объявили войну за нападение на Польшу? Он считал, что, как бы, он полностью в своем праве, он не агрессор, а агрессоры Англия и Франция, а Англию и Францию, конечно, подговорили жиды. И в его воспаленном воображении Холокост – это был ответ на агрессию мирового еврейства.

Вот, сравните это с вот этим психом, который пытается убить Таню Фельгенгауэр и говорит, что это потому, что она его просвечивала. Он не агрессор. Это она агрессор, а он только отвечает. И сравните это, вот, с теми текстами, которые у нас уже почти официально звучат по телевидению в отношении, еще раз повторяю, даже не оппозиции, а в отношении просто независимых и свободных людей.

И, собственно, на этом фоне происходит выдвижение Собчак в президенты. И мой добрый друг Стас Белковский говорит, что Навального больше не существует, потому что нашелся политик, который сильнее его, и это Собчак. Уау! Оказывается, это у нас теперь Собчак делает расследования про Чайку, это Собчак делает расследования «Он вам не Димон», у нас теперь Собчак собирает тысячные митинги. Вот обратите внимание, Навальный выехал, вышел из тюрьмы, сразу поехал куда? В Иваново проводить митинг. И там реально работал штаб, собралось, насколько я понимаю, несколько тысяч народу в темноте в ночи. Что сделала Собчак? А Собчак не поехала в Иваново – Собчак дала пресс-конференцию. Но, оказывается, говорит Белковский, у нас теперь Собчак круче.

А можно узнать: если она говорит, чего она, собственно, говорит-то, если она не делает расследований, если она не собирает митингов, если она не ездит по регионам, если она не имеет в отличие от Навального 1,5 сотни тысяч волонтеров? А-а-а! Она говорит, что свобода лучше, чем несвобода? Но простите, это и Дмитрий Анатольевич Медведев говорит. Как жалко, что Белковский не пиарщик Медведева. Если б Медведев нанял Белковского, то мы бы тут услышали, что у нас есть политик, который сделал Навального, и это Медведев: он говорит всё то же самое, только еще лучше.

Значит, тут уже Собчак обсуждали до бесконечности, и я на прошлой неделе говорила. Но я хочу повторить одну простую вещь. Ребят, чего вы обсуждаете, Собчак проект Кремля или не проект Кремля? Скажите, пожалуйста, а чем кончится этот проект, да? Вот этот проект принесет Собчак деньги и узнаваемость. Мы можем ожидать, что это одна из целей, если не главная цель этого проекта.

Скажите, пожалуйста, вот, согласно Бритве Оккамы, кто является автором проекта, который позволит Собчак заработать деньги и узнаваемость? Кремль? ЦРУ? Сириус? А, может быть, автором этого проекта является сама Собчак?

На мой взгляд, ну, простите, да? Вот, еще раз повторяю, с моей точки зрения (и в этом нет абсолютно ничего плохого), большинство людей, которые собрались участвовать в этой истории, это люди, которые являются или по жизни актерами (Собчак, которая играет в свою собственную жизнь). Это хорошо, она потрясающе строит свою жизнь, она потрясающе повышает узнаваемость. Или это просто политконсультанты, которые зарабатывают свои деньги и повышают известность? Вот, Белковский – у него какая профессия? У него профессия – политконсультант. Что делает политконсультант? Он зарабатывает деньги.

Вот, Марина Литвинович, ее профессия, да? Она пиарщик. Я еще раз… У многих из этих людей, да, плохо с финансами. Многие из этих людей, там, когда-то давно принимали участие в выборах, а сейчас выборов нет. Можно принимать участие только в истории с Собчак.

Вот, все эти люди, включая Собчак, заработают какие-то деньги. Я рада за них, потому что эти люди никогда не будут зарабатывать деньги таким способом, каким их зарабатывает там какой-нибудь Киселёв или Соловьёв. Да? Почему деньги могут осваивать только кремлины? Их могут осваивать вполне приличные люди, которые брезгуют их осваивать через Ольгино, а Собчак – это здорово.

А про Собчак я скажу вам вот что (по поводу полемики). Вот, помните, была такая «Литгазета»? Вот, была советская эпоха, Брежнев, застой, ходили строем. А «Литгазете» позволялось что-то писать. Был еще в Хрущевскую эпоху такой «Новый мир».

Вот, Собчак – это «Новый мир», а Навальный – это самиздат. И тоже тогда в советскую эпоху были люди, которые кричали там «Позор тем, кто печатается в «Литературной газете»!» Да ребят, да нет, да почему? А что плохого? Это всё равно способствует изменению атмосферы. Там оговорено будет в ходе этой кампании достаточно много, у нее есть своя динамика, люди начинают заводиться, люди начинают чего-то говорить. Да?

На расклад в верхах это никак абсолютно не влияет. Вот, просто никак, да? Это проблема для Facebook (выдвижение Собчак), это не проблема для Кремля.

При этом это выдвижение уже достигло своих целей, потому что упоминания о Собчак зашкаливают, а всякий пиар хорош кроме некролога, как известно.

А Facebook… Эффект от этой истории он будет маленький по выборам, я думаю. Да? Потому что просто не будет никакой организационной работы в отличие от Навального, не соберется никаких больших голосов кроме Москвы, где те, кто голосовал за Прохорова, проголосуют за Собчак. То есть будет эффект маленький по выборам, но большой в Facebook. А Facebook – ну, его ж нигде нет кроме Facebook. Да? Там будет, вот, бурление говн, там Facebook будет кипеть, будут пресс-конференции. А поскольку, значит, никакой практической работы не будет и всё сведется к «освоялову» денег командой (в чем нет, подчеркиваю, ничего плохого), то это будет очень маленький рейтинг, и никто не останется в накладе. Участники истории повысят узнаваемость и заработают деньги, в политике будет представлен некий новый дискурс (в конце концов, историю движет смена поколений, Собчак, все-таки, новое поколение по сравнению с Явлинским и Зюгановым). И Кремль… Ну, Кремль никак не пострадает, да? Он ничего не приобретет, ну, разве что может потом показывать пальцем «Ну вот смотрите, у нас есть «Литературная газета» и у нее не так много читателей».

И я перехожу, на самом деле, к самому серьезному мировому событию, к Каталонии, где. с одной стороны, парламент принял декларацию о независимости от Испании, а, с другой стороны, испанское правительство тут же распустило и правительство, и парламент Каталонии.

И это поразительно интересная вещь. Каталония первая, но не последняя. И вещь эта упирается в одно: вот то, что связывает вместе большие территории, это право на применение силы. И если оно кончается (а в русле современного европейского дискурса силу нельзя применить) многие из этих территорий будут распадаться. И это касается, естественно, не только Испании. Это может касаться, ну например, таких стран как Бельгия, это может касаться тем более Англии с ее Шотландией. Это может касаться в определенный момент даже Германии. Представляете себе, она распадется на какую-нибудь Саксонию, Вестфалию, Пруссию и так далее?

И второе. При том, что ЕС формально против этого распада, такие истории, на самом деле, очень выгодны Евросоюзу по одной простой причине. Евросоюз состоит из крупных национальных государств. Если он состоит из крупных национальных государств, то, соответственно, это Евросоюз, в котором эти крупные национальные государства задают тон. Да? Вот, Франция, Германия и Испания могут командовать Евросоюзом.

А Евросоюз, который состоит, знаете, из Вестфалии и Каталонии, тогда Евросоюз – главный, президент Евросоюза – главный. Испания достаточно сильна, чтобы диктовать волю Евросоюзу, а Каталония недостаточно сильна. И Испания без Каталонии недостаточно сильна.

И мне кажется, что вот этот тренд, на самом деле, конечно, будет нарастать, потому что, еще раз повторяю, в принципе Евросоюзу выгодно дробление крупных национальных государств на мелкие территории европейской бюрократии.

И, конечно, на это накладывается еще один тренд, потому что, на самом деле, каждый человек, который обладает властью, хотел бы обладать и всей ее полнотой.

Ну, каждый граф хотел бы быть королем, и каждый губернатор хотел бы быть президентом. Да?

Вот, кто такой Пучдемон, глава правительства Каталонии в составе Испании? Ну, никто. А кто он такой при независимой Каталонии? Он президент, спаситель и освободитель.

Вот, помните замечательную республику Молдову, которая, на самом деле, абсолютно то же самое, что Румыния по языку, по менталитету, по истории, да? Ее просто откусили от Румынии еще при Сталине. И казалось, что когда распадется Советский Союз, то Молдова объединится с Румынией. Почему они не объединились? Да ровно по тому же! Ну, вы были президент Молдовы, а кто вы станете в Румынии? Да?

Там есть некоторые механизмы того, как это происходило внутри Каталонии. Вот, я рекомендую вам совершенно замечательную статью профессора Российской Экономической Школы Рубена Ениколопова. Статья написана для Московского центра Карнеги. Ениколопов по пунктикам разбирает, какие конкретные причины привели к такой ситуации. Причины эти заключались прежде всего в том, что Каталония очень богатая территория, потому что она занимает 6% территории Испании, но отвечает там за 25% экспорта и 20% ВВП. И пока в Испании до 2011-го у власти была Социалистическая партия, которая очень интересовалась Каталонией, то, соответственно, это непропорциональное экономическое влияние сопровождалось непропорциональным политическим влиянием. Кроме этого до 2004 года, даже когда правительство в Мадриде сформировали правоцентристы из Народной партии, всё равно продолжала играть важную роль каталонская правоцентристская партия. Соответственно, всё это находилось в равновесии.

В 2011 году приходит к власти Народная партия. Она не заботится о каталонских избирателях, а конвергенция и союз развалились. И после этого ситуация пошла в разнос, потому что прежде всего, вот, президент Каталонии Карлес Пучдемон – он человек, который оседлал эту тему, да? «Я хочу быть независимым. Я хочу быть либо спасителем Каталонии, либо мучеником, если это не удастся».

И, соответственно, образовался каталонский референдум, который был совершенным фейком в том смысле, что в этом референдуме не было никакой системы контроля, что раздавали бюллетени прямо на улицах, что каждый мог голосовать сколько угодно раз. А кто был противником независимости, то он не признавал этот референдум и просто в нем не принимал участия.

Соответственно, результаты его были, с одной стороны, абсолютно не релевантны с точки зрения юридической, а с точки зрения фактической, все-таки, было понятно, что значительное число жителей (если не 50, то, по крайней мере, близко к 50 процентам) проголосовало за независимость.

И заметьте, самая интересная история, что как только началась эта история с референдумом, то о выводе своих штаб-квартир из Каталонии объявили сразу несколько крупнейших испанских корпораций, 2 крупнейших испанских банка, энергогигант Gas Natural и всё это покатилось. И обратите внимание, что каталонские власти это не остановило, потому что в таких ситуациях та группа интересов, которая делает свой статус, свое политическое состояние на лозунгах, она уже глубоко забивает на экономику.

Еще раз повторяю, то, что происходит в Каталонии, это только начало тех очень, может быть, печальных процессов, которые будут происходить в Евросоюзе.

И последняя история. У меня оказалось буквально 2 минуты, но я не могу про нее не сказать. Это история с антивирусом Касперского, которая началась с того, что в крупнейших американских газетах появились известия о том, что антивирус Касперского скачал секретные документы NSA. Ужас, страх, русские наступают. И я была совершенно ошеломлена, потому что я понимала, что этого не может быть никогда. Да? Это всё равно, что прочесть в прессе, что такой-то предприниматель поставлял в Россию апельсины, и они нарочно были заражены СПИДом, чтобы отравлять россиян.

Ну, это так не бывает. Знание некоторых правил освобождает от знания некоторых фактов, как говаривал покойный Антон Носик. Да? Касперский – это бизнес, этот бизнес продает безопасность вашего компьютера. И любой намек на то, что этот бизнес, наоборот, является опасностью, убивает этот бизнес, он меняет его капитализацию.

И вот теперь оказалось, что, объясняет Касперский и чему я абсолютно верю… Напомню, что антивирус Касперского – он обучается. То есть если он видит какую-то подозрительную гадость, то он посылает образец этой гадости в штаб-квартиру. Он так работает. Он не может и не будет работать по-другому, потому что он самообучающийся.

И оказывается, компанией Касперского занимается Equation Group, это группа хакеров, которые, как сейчас стало известно, были просто частью NSA. Они отмечают компьютер США как подозрительный, потому что его владелец запускает на ней антивирус. Да? Значит, как впоследствии выяснилось, это был домашний компьютер сотрудника NSA, который как Хиллари Клинтон решил поработать дома. И антивирус Касперского не просто обрабатывает этот вирус – он подает сигнал, что на диске есть архив некоторых вредоносных файлов. Этот архив направляется в Россию. И когда смотрят сотрудники Касперского этот архив, они понимают, что этот архив помечен знаком «Совершенно секретно».

То есть я обращаю внимание, что, с одной стороны, история, судя по всему, оказалась в ровности до наоборот. Касперский, действительно, скачал top-secret files, но эти top-secret files были потому, что сотрудник NSA занимался разработкой вирусов, грубо говоря, и делал это на своем домашнем компьютере. И его, соответственно, как разработчика вирусов туда и потащило.

То есть, с одной стороны, имеется абсолютное нарушение, первое, моральных правил, второе, правил техники безопасности со стороны сотрудника NSA. Ситуация ровно наоборот. Касперский не крал, не устанавливал, не шпионил. Он защищал компы от вредоносной инфы и скачал нечто, что по его представлениям могло было быть вирусом. Более того, это и был вирус. Просто он был изготовления NSA, а Касперский этого не знал.

Но страшно вот что. Что в рамках того имиджа, который Россия сейчас имеет в мире, благодаря действиям нашего правительства, этот имидж становится инструментом конкурентной борьбы, и этот имидж может убивать капитализацию тех наших компаний, которыми мы можем гордиться.

Всего лучшего, до встречи через неделю.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.75 (2 голосов)