Заявление Эллы Памфиловой о принципиальной правомерности вынесения вопроса о пенсионном возрасте на референдум — это, кажется, очень серьёзно.

27 июня на заседании Центральной избирательной комиссии РФ был рассмотрен вопрос о возможности вынесения на общероссийский референдум вопроса об увеличении пенсионного возраста. Заголовки сообщений большинства Интернет-СМИ по итогам этого заседания коротко можно пересказать так: ЦИК отказал КПРФ в референдуме по пенсионной реформе из-за незаконности вопроса.

В то же время, специалистов решение ЦИК удивило. Мне как координатору межрегиональной кампании референдумов по возврату всенародных выборов мэров за последние годы довелось прочитать несколько десятков специфических документов — заключений государственно-правовых управлений законодательных собраний 25 регионов России, в которых мы с коллегами пытались инициировать региональные референдумы. Именно в этих заключениях ГПУ содержится юридическая (а также часто и псевдоюридическая) аргументация на предмет того, почему, несмотря на то, что 2/3 россиян хотят вернуться к избранию своих мэров на всенародных выборах, в назначении региональных референдумов по данному вопросу следует отказать. Так вот, ВО ВСЕХ ЭТИХ ЗАКЛЮЧЕНИЯХ помимо замечаний, скажем так, технического характера (часто справедливых и полезных для устранения ошибок перед переподачей) — скажем, о недостаточно четкой формулировке вопросов, ОБЯЗАТЕЛЬНО СОДЕРЖАЛОСЬ УТВЕРЖДЕНИЕ, ЧТО ТАКИЕ РЕФЕРЕНДУМЫ НЕВОЗМОЖНЫ В ПРИНЦИПЕ.

Именно такого заявления ждали от ЦИК специалисты. В отличие от ситуации с региональными референдумами по возврату выборов мэров, где ГПУ заксобраний, а следом и судам (в т.ч. дважды ВС РФ - по группе КПРФ в Иркутской области от 13.12.2017 и по группе «Яблока» с нашим «стандартным пакетом» по Новгородской от 10.04.2018) приходилось кое-как «натягивать» якобы урегулированность этого вопроса федеральным законом [на очереди тут иски в КС], главная юридическая «прививка» от федерального референдума на первый взгляд, выглядела солидно. В 2008 году в ФКЗ «О референдуме Российской Федерации» была внесена поправка. 10-й пункт 5-го подпункта 6-й статьи ФКЗ, принятый тогда, гласит, что на федеральный референдум не могут выноситься вопросы, «отнесенные Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами к исключительной компетенции федеральных органов государственной власти».

Значит, рассуждала в «Новой газете» (https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/27/77311-prizrak-referenduma) за несколько часов до обнародования позиции ЦИК профессор НИУ ВШЭ, директор института мониторинга эффективности правоприменения Общественной палаты Елена Лукьянова, «если очень захотеть, то вполне можно вывести жесткую логическую зависимость между законом как обязательной формой акта для регулирования пенсионных вопросов и исключительными полномочиями Госдумы по принятию таковых. То есть, например, отказать заявителям потому, что принятие законов является исключительным полномочием парламента».

На самом деле, если внимательно почитать пояснительную записку к поправке, то можно заметить - ее авторы указывали, что она лишь не позволяет выносить на референдум некоторые специфические вопросы, по которым прямо в Конституции расписан жесткий алгоритм взаимодействия (как правило - Думы и Правительства РФ). Это, в том числе, вопросы НЕПОСРЕДСТВЕННОГО регулирования «федерального бюджета; федеральных налогов и сборов, […], об изменении финансовых обязательств государства […]. Также в пояснительной записке отмечено, что поправка была принята на основании Постановления КС РФ от 21.03.2007 г. №3-П, а не по инициативе Думы. Это самое постановление КС, кстати, специально разъясняет, что запрет на изменение через референдум финансовых обязательств государства «не допускает вынесение на референдум вопросов, связанных с собственно бюджетными обязательствами Российской Федерации, И НЕ ПРЕДПОЛАГАЕТ ПРИ ЭТОМ ЗАПРЕТ ВЫНЕСЕНИЯ НА РЕФЕРЕНДУМ ВОПРОСОВ, ОТВЕТЫ НА КОТОРЫЕ МОГУТ ПОВЛЕЧЬ ИЗМЕНЕНИЕ РАСХОДНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» [выделение моё, С.М.].

В общем, оказалось, что «у страха глаза велики».

«Принципиальная позиция Центральной избирательной комиссии Российской Федерации заключается в том, что сама по себе постановка вопроса о проведении референдума по столь животрепещущей теме, которая затрагивает интересы каждого гражданина России, правомерна, – заявила Председатель ЦИК России Элла Памфилова [здесь и далее цитата с официального сайта ЦИК РФ]. – Наши граждане имеют конституционное право определять и высказывать свою позицию по поводу того, какой должна быть пенсионная система в стране. Все дело в деталях, в качестве самого вопроса. Наша задача – определить, насколько корректен вопрос».

Майя Гришина отметила, что в соответствии с Федеральным конституционным законом «О референдуме Российской Федерации» в течение 10 дней со дня получения уведомления ЦИК России должна дать заключение о соответствии либо не соответствии формулировки данного вопроса требованиям Федерального конституционного закона. Секретарь ЦИК России представила заключение по вопросу, предложенному для вынесения на референдум Российской Федерации.

«Предлагаемый для вынесения на референдум Российской Федерации вопрос включает в себя формулировку «возраст, дающий право на назначение страховой пенсии по старости» и не содержит при этом какой-либо иной относящейся к данной формулировке характеристики, которая бы с достаточной степенью конкретизировала ее содержание для участников референдума, – говорится в заключении. – Это относится как к отсутствию указания на определенный возраст, так и к отсутствию определения указанного в вопросе вида пенсии в смысле положений статьи 39 Конституции Российской Федерации.

В частности, создается явная неопределенность в отношении содержания предложенного инициаторами для вынесения на референдум вопроса в случае изменения его правового регулирования в ходе реализации инициативы референдума по предлагаемому вопросу. [...]

Таким образом, предлагаемый для вынесения на референдум Российской Федерации вопрос «Согласны ли Вы с тем, что в Российской Федерации возраст, дающий право на назначение страховой пенсии по старости, повышаться не должен?» не соответствует требованиям части 7 статьи 6 Федерального конституционного закона «О референдуме Российской Федерации». [...]

После подробного и детального обсуждения Элла Памфилова ещё раз подчеркнула: «Мы не рассматриваем вопрос о правомерности проведения референдума. ЦИК России дала однозначный ответ – такой референдум правомерен. Мы рассматриваем формулировку вопроса референдума, то, насколько он будет понятен каждому гражданину России. А предложенный для рассмотрения вопрос не корректен».

«Независимо от принимаемого решения, – обратилась Председатель ЦИК России Элла Памфилова к участникам инициативной группы, – у вас есть право оперативно собрать инициативную группу и уточнить вопрос. Мы готовы вас проконсультировать и помочь вам, чтобы вопрос был точен. Уверена, что никаких возражений со стороны членов ЦИК не будет», – подчеркнула она.» [конец цитаты с официального сайта ЦИК РФ].

«Шкатулка Пандоры» приоткрыта. Может быть (и даже скорее всего), власти надеются на затягивание времени, на то, что удастся еще долго «мурыжить» тех же коммунистов, требуя от них еще и еще уточнить вопрос референдума о пенсионном возрасте, а население, уповая на обещанный референдум, не будет слишком активно протестовать на улицах. Инициаторы референдума для экономии времени могут воспользоваться особенностями ФКЗ «О референдуме Российской Федерации» и применить метод, чем-то похожий на известный математикам и программистам метод brute force (частный случай - взлом пароля перебором) - в ПАРАЛЛЕЛЬНОМ режиме запустить В РАЗНЫХ РЕГИОНАХ «стартовые» подгруппы С РАЗНЫМИ ФОРМУЛИРОВАКАМИ ВОПРОСА (с прицелом на то, что все подгруппы, чьи вопросы не пройдут отбор, пересоберутся и выдвинут вопрос первой успешной подгруппы). Это, конечно, хлопотно (не менее 100 человек с пропиской конкретного региона в каждой подгруппе), да и их нотариальное заверение, требуемое по ФКЗ, обойдется в десятки тысяч рублей на регион. Но если уж заниматься проблемой всерьез, то этот способ может помочь сэкономить время и оперативно довести ситуацию с подбором вопроса до точки, после которой дальнейшие отказы ЦИК будут выглядеть уже откровенным издевательством.

Следует отметить, что уже сейчас ПАРАЛЛЕЛЬНО С КПРФ «подбором вопроса» пытаются заниматься активисты «Яблока» во главе с Борисом Вишневским в Санкт-Петербурге, мои коллеги из ПАРНАС в Брянской области и группа близких к «Яблоку» общественных активистов в Подмосковье.

Если фаза согласования вопроса с ЦИК будет успешно пройдена, в полный рост встанет проблема качественного сбора совершенно чудовищного количества подписей — 2 миллионов штук (50 тысяч штук на регион) с чрезвычайно жестким процентом допустимого брака — не более 5 процентов. Автор данного поста в 2016 году, пытаясь зарегистрироваться в качестве независимого кандидата в Госдуму, организовал сбор 6 тысяч подписей (маленький одномандатный округ в моей родной Республике Алтай). Вроде бы сборщики старались, но брак, выявленный избиркомом, составил не 5, а все 17 процентов. Хотя, конечно, сбор подписей в поддержку «пенсионного референдума» будет довольно легкой задачей — будет немного отказов граждан поставить подпись, будет благожелательное отношение избирателей к сборщикам и так далее. Ну, и отказать гражданам, которые поставили 2 миллиона подписей, в назначении референдума ВЛАСТЯМ БУДЕТ ОЧЕНЬ СЛОЖНО. Просто по политическим причинам.

Раз уж выясняется, что «у страха глаза велики», поправка 2008 года вовсе не запрещает выносить на референдум вопросы, которые в нормальных странах решают депутаты парламентов, и при этом в нынешнем нашем парламенте сидят «те, кто нас даже не представляет», то, возможно, стоит вспомнить озвученную 12 марта активистами 26 наших инициативных групп идею о проведении «большого федерального референдума».

Подробно и, надеюсь, понятно я весной рассказал об этой нашей идее корреспонденту «Росбалт» Александру Желенину.

С уважением, Сергей Михайлов, Москва, 31.07.2018

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (5 голосов)