Юлия Латынина в передаче «Код доступа», на сайте радиостанции «Эхо Москвы». Умер Владимир Войнович, великий русский писатель XX века. И знаете, когда я подумала об этом, когда он в 1986 году написал книжку «Москва 2042», мне показалась, честно говоря, эта книжка тогда, в разгар надежд, в разгар перестройки какой-то глупостью, карикатурой на Солженицына. А теперь, подумайте, мы действительно в этой книжке живем: он описал гибрид коммунизма, чекизма и попов, и гениалисимуса, который правит страной и является одновременно Патриархом Всея Руси. И что из этого, скажите, у нас не сбылось?

Вообще, как подумаешь, вот это же неправда, что люди сначала живут, а потом пишут книжки. Люди сначала пишут книжки, а потом в этих книжках люди живут. Вот написали евреи Тору — и потом начался монотеизм. Вот написали Декларацию независимости отцы-основатели – и потом началась страна Америка, которая жила и даже до сих пор живет по Декларации о независимости, она живет в том мире, который придуман отцами-основателями.

Мы некоторое время пытались жить в мире, который был придумал Марксом и Лениным, а сейчас живем в мире, который придуман Войновичем и Сорокиным. Я бы попыталась придумать что-нибудь другое.

20 июня «Новая газета» видео избиения в ярославской колонии заключенного Евгения Макарова. Скандал продолжается уже долгое время. Я, честно говоря, не ожидала, что будет такая реакция. Как известно, когда собака покусала человека – это не новость, если человек покусал собаку – это новость. Что в России бьют заключенных – тоже мне новость. Как сказал Невзоров, если к ним обращались на вы – это было бы удивительно.

Тем не менее, даже кто-то там арестован, поэтому в зависимости, сколько у них бабла и административного ресурса, они отделаются условным сроком или сами испытают на себе все прелести российской пенитенциарной системы, чего я им горячо желаю.

Конечно, система делает вид, что отбивается. Тут уже первый зам главы ФСИН Анатолий Рудый заявил, что заключенный Макаров пытался спровоцировать сотрудников. Тут, конечно, вопрос. Помните, у Стругацкого «Трудно быть Богом»? Там есть замечательный диалог палачей. Я даже прочту кусочки: «Полуголые грудастые недоросли в кожаных передниках стояли кучками у дверей пыточных камер. И разговоры, разговоры… — У костоломки есть такой винт сверху, так он сломался. А я виноват?.. — Когда жиру много, накалять зубец не след, все одно в жиру остынет. Ты щипчики возьми и сало слегка отдери… — Так ведь поножи господа бога для ног, они пошире будут и на клиньях, а перчатки великомученицы — на винтах, это для руки специально, понял?

Такой собственный диалог мы в этом видели и слышали, не такой красочный как у Стругацких – вот еще один мир, в котором мы живем: «Трудно быть Богом», — но такой, будничный.

И это удивительно было, что их было там так много, что они ничего не боялись. Я как-то себе представила, как в концлагере эсэсовцы загоняли в печку людей и переговаривались: «А шестилетняя сучка за свой горшок тут цеплялась, эта гадина меня укусила…». Вот это был такой обычный, штатный разговор, только это были не эсэсовцы из концлагеря, которые над чужим народом, а эти, которые на самом деле своим.

И, собственно, провокация, о которой говорит зам начальника ФСИНа. Кто такой это заключенный? Это обычный мужик, безотцовщина. В раннем детстве без матери, известная история: украл, выпил – в тюрьму. Это не первая ходка. Одна ходка у него была за кражу. Эта ходка была у него из-за того, что какой-то подонок приставал к его девушке, и он его избил: тяжкие телесные. И один свет в окошке – мать, которую он обожает. И вот он возвращается в камеру после шмона и видит на полу растоптанное письмо матери, которое он еще не видел. Вот это, собственно, в новоязе ФСИНа провокация – это то, что он среагировал на то, что растоптали письмо. Вместо того, чтобы сказать: «Ребята, спасибо большое! Вы растоптали письмо моей матери. Как я благодарен! Я ее еще столько лет не увижу. Я чувствую, что вы настоящие, заботливые патриоты, верные члены «Единой России», настоящие сыны Путина», — он обиделся.

Это я к тому, что провокации да, в колонии есть и что вся жизнь в этой и в другой колонии представляет из себя очень часто цепь провокаций со стороны вертухаев, садистских, изощренных, вполне намеренно устроенных, в ходе которых заключенных ставят в заведомо унизительное положение. Если ты это стерпишь, ты не мужик, а если ты возмутишься, ты будешь жесточайше избит. А если это выйдет наружу, то вертухай публично назовет провокаций не растоптанное письмо матери, брошенное на пол камеры, а твою реакцию на него.

Это, знаете, очень удобно. Входишь в ресторан, видишь: человек завтракает. Ты плюешь ему в тарелки, он тебе по морде. Ты его сразу арестовываешь. Провокация! Ты входишь в ресторан, видишь: человек с девушкой. Ты ее волочишь и в туалет. Он себя арестовывает. Провокация.

И, кстати, заметим, ведь раньше у нас кто сидел? Два вида сидело. Уголовники, действительно, может быть, маленькие уголовники, не большие, не самые умные. И бизнес, который им не заплатил или где-то попался, недодал. Теперь у нас может опять как в 37-м, но не как в 37-м, а как в 34-м или в 27-м сесть любой, причем даже не за политику, как Ильдар Дадин, то есть не те люди могут сесть, которые входят на демонстрации Навального а, вообще, сбоку припека, вдруг окажется какая-нибудь Марина Цуркан шпионкой румынской. Вдруг 70-летний сотрудник НИИ окажется под арестом по обвинению в государственной измене за то, что он выдал тайну гиперзвукового оружия, какова тайна как раз заключается в том, что данного оружия нету. То какая-то девочка 17-летняя, вся вина которой состоит в том, что она написала несколько постов, несколько строчек в Телеграм, и вся группа, в которой она существовала, была создана кагэбэшными провокаторами. То есть, конечно, еще не 37-й год, но с 37-м годом роднит ситуацию абсолютная непредсказуемость. Вот как человека могли взять за то, что в газету с портретом Сталина завернута селедка…

Он ни сном, ни духом, он приходит на работу и вдруг оказывается обвиненным в государственной измене. А в чем эта государственная измена состоит, не то что нам непонятно, ему непонятно, потому что работает некая гигантская машина, которой надо зарабатывать деньги, а чтобы зарабатывать деньги, надо еще забивать «палки». Вот «палки» забивают. Еще раз: кощунственно сравнивать это с 37-м годом, потому что в 37 году я бы тут перед вами не сидела и не выступала ни на каком YouTube и ни на каком «Эхе Москвы». Но, с другой стороны, это уже нельзя сравнить не то что с нормальной западной страной, это нельзя сравнить и с Россией десятилетней давности, потому что в России десятилетней давности такого не могло происходить.

Теперь, собственно, возвращаясь к этим избиениям. Вот еще при Ельцине были воровские зоны, и были красные. При Путине зоны отстроили, и вся Россия стала красной зоной. Причем не только внутри стен ГУЛАГа, но и снаружи. Мы все такая большая красная зона.

Я уже сказала, что я не идеализирую зэков. Среднестатистический российский избиратель и так не блещет интеллектом, судя по тому, как он голосует. А ежели кто прошел отбор и попал в тюрьму, там собираются не сливки общества и это не Гарвард. Но вот когда меня зоны в воровских на красные, то забыли такой маленький вопрос: А красное, собственно, кто? Кто, собственно надзиратели? Что психологически представляет собой вертухай? А вертухай психологически в чистом виде представляет собой «стэнфордский эксперимент». Помните, тот самый, про который сейчас на Западе говорят, что это была неправда, когда за шесть дней в Стэнфорде молодые, раскормленные, хорошие, довольные собой и жизнью американские студенты… ну, может, не раскормленные, но живущие в абсолютно нормальном обществ – за 6 дней они потеряли человеческий облик и с удовольствием стали палачами. Так это люди, которые жили в нормальном обществе. А русские вертухаи? Вот я посмотрела, сколько они зарабатывают. Масса месседжей: зарплата 21 тысяча — старший сержант. Ростовская область: рядовой младший инспектор, зарплата – 16 500. Саратов, младший инспектор отдела охраны, зарплата – 16 500. Полковник, начальник отдела ФСИН получает оклад 32 тысячи рублей плюс еще какая-то надбавка.

Теперь скажем честно, 16 тысяч рублей в России молодому мужику – это не деньги. Дворник таджик в Москве больше получает. Таксист получает гораздо больше. И престиж, скажем прямо, невелик. — Кем ты работаешь? — Таксистом. — Кем ты работаешь? – Вертухаем. Ну, я как-то сомневаюсь, что девушки вешаются на шею. Как-то, в общем, таксистом приятнее.

Тогда вы спросите, а зачем же идут? И ответа, конечно, два. Потому что первый ответ: это взятки. Это бесконечные поборы с заключенных. Это телефоны, наркотики, которые поступают на зону бесконечным потоком. Вот мы, почему презираем сутенеров? Потому что он живет, как бы это сказать… с женского полового органа. Вот почему лично я, Юлия Латынина, презираю вертухаев? Потому что для меня нет объяснения, зачем здоровый молодой человек, психически устойчивый пойдет в охранники в тюрьму, если он не хочет на там на этой тюрьме зарабатывать.

Помните начальника колонии Сергея Коссиева, где избивали Ильдара Дадина, а потом завели на него уголовное дело, естественно, по абсолютно не связанным с Дадиным причинам. И выяснилось, почему там был такой конвейер садистских избиений. Очень просто: он просто вымогал взятки минимально богатых бизнесменов, чтобы ставить их на более легкие работы. То есть сначала минимально зажиточного заключенного избивали, мучили, пытали, а если ты не хочешь, чтобы мучили – плати. По этому поводу я вспомнила мою любимую книгу китайскую, которая была написана в XIV веке «Речные заводи». Там герой попадает в тюрьму, и в этой тюрьме ему объясняют, что в этой тюрьме существует обычай избивать заключенных, чтобы они платили деньги.

Вот цитирую. Бывший командир императорского войска, начальник 10-тысячного войска Линь Чун, могучий богатырь попадает в тюрьму. И к нему приходят ссыльные и говорят: «Больше всех следует остерегаться начальника лагеря и главного надзирателя. «Они вымогатели, — рассказывали ссыльные, — за деньги и подарки они относятся с некоторым снисхождением. Но если у человека нет ни денег, ни подарков, его бросают в яму, и для этого несчастного жизнь становится сплошной мукой». Дальше рассказывается замечательная история, как приходит к Линь Чуну надзиратель. – «Кто тут новый ссыльный?» Линь Чун выступил вперед: «Это я и есть». Цитирую: «Заметив, что в руках у прибывшего нет денег, надзиратель даже в лице изменился и тыча в Линь Чун пальцем, разразился ругательствами: «Ах ты тварь преступная, — кричал он, — почему при моем появлении ты не произнес положенного приветствия и не поклонился? Сразу видно, что ты натворил дел в Восточной столице!» После этого Линь Чун достает деньги. Увидев деньги, надзиратель спросил: «Это и мне и начальнику лагеря?» «Нет, это только вам, господин надзиратель, — отвечал Лин Чун, — осмелюсь просить вас передать начальнику лагеря 10 лян серебра». При этих словах надзиратель рассмеялся: «Мне известно ваше доброе имя, наставник Линь! – сказал он. – Вы и вправду хороший человек!» XIV век, «Речные заводи», Ши-Най-ань.

Вот страшно – я уже говорила – мы живем в книжках. Мы до сих пор живем в книжке. Наш ГУЛАГ живет в книжке, которая называется «Речные заводи» и написана в Китае в XIV веке.

Еще раз повторяю: пусть никто не обольщается. Все избиения, пытки, как правило, имеют денежную составляющую: не будешь платить – будем бить. Но, естественно, это не только денежная составляющая. Потому что опять же «стэнфордский эксперимент», он был без денежной составляющей, он был с составляющей статусной. Потому что, кто такой охранник в лагере? Это, прежде всего, человек с низким социальным статусом. Вот сутенер, может, и много зарабатывает, но статус у него низкий. Как для себя эти люди для себя поднимают статус? Конечно, издевательствами и избиениями. Это их вставляет. Если ты получаешь 16 тысяч, если жена на тебя кричит, если на детей твоих в школе показывают пальцем, как поднять статус? Правильно: растоптать письмо матери заключенного, а потом избить его. Это почти сексуальное удовлетворение. И, конечно, это поступки глубоко ущербных людей.

Вот уже бывший заключенный этой колонии Вахапов, он дал всем этим людям прекрасные характеристики, он рассказывал, какие у них прозвища. У одного — Губа, а другого – Понос. Рассказывал, что один из них – это Игорь Богданов – любит переодеваться в форму спецназовца и бить заключенных, особенно прибывших в колонию с новым этапом.

И, конечно, ужас заключается в том, что это не исключение, это система. Вот весь этот тюремный режим построен сейчас так, чтобы глубоко ущербные люди были наверху; чтобы заключенных сторожили те, кто согласен получать 16 тысяч, зато носить на зону наркотики и бить тех, кто не платит, потому что, как я уже сказала, экономика зоны выстроена, как в Китае в XIV веке: люди кормятся за счет заключенных, которые отданы де-факто им в рабство. А психологически она выстроена, конечно, как Бухенвальд. Потому что возникает вопрос: Какой процент из этих людей, из этих надзирателей – это лузеры, которым приятно унижать людей, которые отсутствие своего социального статуса в большом обществе готовы компенсировать. Точно так же, как кто-то компенсирует на больном ребенке, кто-то компенсирует на несчастной матери. Ты компенсируешь на заключенном, который бесправен. Собственно, это классический признак ничтожного человека, несостоявшегося. Человек состоявшийся – это всегда человек, состоявшийся за счет своих мозгов, за счет своей энергии, своей воли. Человек ничтожный всегда пытается состояться, унижая других. Отсюда получаются Сёко Асахары, отсюда получаются эсэсовцы, отсюда получаются, маньяк, отсюда получается вертухай.

Собственно, что такое маньяк? Человек в детстве писал в постель, мучил кошек. Отца нет, мать — пьяная. С девушками – не очень… Очень хочется как-то всё выместить. Можно стать человеком с отклонениями, условно говоря, резать семилетних детей. ...против закона. Вас поймают, могут посадить, могут даже расстрелять, правда, не сейчас. А вы можете, имея все те же самые инстинкты, поступить в колонию и мучить людей, которые не могут вам ответить и свое удовольствие будете получать. И если вас когда— то за этим застанут, то вы можете быть уверены, что начальство за вас заступится и скажет, что жертва сама спровоцировала.

И ужас, конечно, в том, что этот принцип существует не только на зоне. Вот если честно, этот принцип существует у нас и на международной арене. Это принцип нашей международной политики. Мы сейчас на международной арене возвышаемся не за счет того, что мы что-то создали, запустили в космос, написали новую программу, но возвышаемся за счет унижения других: Ах, как ловко мы опустили Грузию! Ах, как мы ловко опустили США!

Собственно, к вопросу об опускании собственного населения. Конечно, сильная история происходит в России с пенсиями. С теми самыми пенсиями, о которых Владимир Владимирович Путин говорил, что они не будут повышаться. Кажется, это у нас теперь не называется повышением пенсий, это теперь на новоязе у единороссов называется «оптимизацией пенсионной системы». Я могу предложить еще один вариант названия: «окончательное решение пенсионного вопроса». Ну, по поводу этого я хочу — несколько я уже говорила – заметить две вещи. Потому что, конечно, мы видим, что не будет никаких больших протестов по одной простой причине – я, кстати, об этом чуть подробнее пишу в «Новой газете», — потому что российский народ к пенсиям относится — как? Либо есть люди, которые в пенсию не верят и на нее сами себе заработают, и они не будут протестовать, потому что они лишились того, на что они и не рассчитывали. А, с другой стороны, есть люди и их большинство, которые рассчитывают на государство, их государство обокрало, но поскольку они психологически рассчитывают на государство всегда, они будут продолжать это делать и все равно будут продолжать голосовать за любимое государство.

Но я бы хотела сказать повторить одну важную вещь, вернее, повторить ее за Иноземцевым, одним из лучших наших экономистов. Потому что вот все начали считать, сколько триллионов получит пенсионная система от того, что люди будут выходить на пенсию позднее. Вот эти несчастные несколько тысяч рублей, которые мне будут платить… И только Иноземцев заметил еще одну очень важную вещь: льготы. Потому что пенсионеры получают огромное количество льгот. У него есть льготы на жилье, и на практике это от 20 до 70% от суммы оплаты ЖКХ. Пенсионеры полностью освобождены от налога на жилые помещения. Они освобождаются от уплаты земельного налога. Они платят по сниженному тарифу за стационарный телефон. Плюс льготы на проезд в электричках. Лекарства – 50-процентная скидка. А это очень существенная вещь. Льготное обслуживание в санаториях и так далее. И это важно, потому что человек, выходя не пенсию, если он за свою жизнь не заработал, конечно, нельзя сказать, что он сейчас в России хорошо живет. Но у него многое становится бесплатным и дешевым. И теперь за все это он должен будет платить.

И я обращу внимание на еще один очень важный момент. Это то же, что замечает Иноземцев, потому что, что значит: он за это будет платить? Он за это будет платить кому? Государству, тому же самому ЖКХ, тем же самым государственным компаниям, которые осуществляют перевозки коммунальные… То есть помимо всего, это масштабное изъятие денег у старого населения в пользу государства и, поскольку человеку пожилому трудно устроиться на работу, это сделать так, чтобы значительное количество людей, которые раньше в 60 лет оказывались хотя бы с бесплатно социалкой и небольшой пенсией, сейчас в 60 лет эти люди останутся и без работы, и без льгот, и без пенсий. Зато государство потом получит от них еще дополнительное количество денег. И тут самый главный вопрос: что станет с этими деньгами? Потому что, конечно, эти деньги будут разворованы. Вот это важный момент, потому что, когда нам тут Познер рассказывает: «Вы знаете, как хорошо работать до позднего возраста…», я абсолютно согласна, что пенсионная система даже сейчас на Западе чисто теоретически… мне там не нравится, как устроена пенсионная система на Западе, но рассуждать о том, как устроена – правильно или неправильно – существующая система в России, — это так же бессмысленно, как, условно говоря, с шулером играть и рассуждать на основе теории вероятности, выиграешь ты или проиграешь. Вот шулер не имеет никакого отношения к теории вероятности.

Вот то, что происходит в России, не имеет никакого отношения к оптимизации пенсионной системы. Потому что, что такое российский бюджет? Вот не надо мне про эти самые стройки века, про олимпиады, про гиперзвуковые ракеты. Это всё мираж, потому что вот представьте себе, что мы живем в фильме «Матрица» и что это всё внешний видеоряд – все эти «Баклан-Арены», все эти газопроводы, а реальность – это гигантские дворцы, яхты, насти-рыбки, самолеты, счета, бесконечные резиденции – всё остальное только предлог, чтобы освоить бабки. Потому что русский бюджет служит двум целям. Первое: чтобы из него украсть, и второе: чтобы платить тем, кто защищает тех, кто крадет. В этом смысле он устроен так же просто, как государственный бюджет где-нибудь в Ассирии VIII века, где все собранные с населения деньги, расходуются либо на дворцы, пиры и наложниц, либо на войска, которые обеспечивают сохранность дворцов и пиров.

И, соответственно, в рамках такой системы пенсия — ну, где в Ассирии платили пенсию? Это нелепость в рамках самой системы жизни, потому что подданные в Ассирии существуют только дня одного – чтобы обеспечить дворцы и пиры. Если он их не обеспечивает, ему стоит сдохнуть как можно быстрее.

И на этой неделе получила продолжение история про Скрипалей. Дал интервью житель того самого городка Эймсбери Чарльз Роули, тот самый наркоман, который тоже умудрился отравиться «Новичком». И он рассказывает теперь, что он наше в помойке замечательный флакон, причем утверждает, что он был в закрытой, дорогостоящей на вид коробке, то он решил, что это настоящие духи. Ну, конечно, наш бомж не нашел ничего лучше, как подарить эту коробку якобы от себя своей подруге. Причем, он даже вставил туда распылитель и держал даже эту коробочку несколько дней. Может быть, он некоторое время надеялся обменять ее на наркотики, но не получилось и, видимо, решил подарить.

Дама очень обрадовалась. Она сразу побрызгала себе духами на запястье. Так он сам об этом рассказывает. Он говорит, что он сам потом помыл руки и пострадал от этого распылителя. Вряд ли он говорит полную правду. Скорей всего, не так уж хорошо была упакована коробочка, и как раз ему пришлось ее привести в божеский вид. И это была тогда запасная коробочка, и их тогда было две. И возникает здесь уже два вопроса. Первый: о квалификации британских агентов, которые не нашли этой коробочки, которую все искали. А второй: о квалификации исполнителей.

Как утверждают британцы – у меня нет оснований сомневаться в их словах – что это были российские исполнители; что они даже приблизительно представляют себе, кто это такие. Но кто же бросает такие вещи, чтобы их нашел какой-нибудь наркоман и потом остался след? Потому что теперь, конечно, по этой коробочке много чего можно установить. Но, в принципе, логично, потому что, понятно, что везли ее в самолете – в каком виде? Ну, в виде упаковки красивых духов, которые можно провести даже и не в багаже.

Тем не менее, меня в этой новости чего интересует, это знаете, есть такой закон настоящих новостей. Вот настоящие новости, они всегда имеют продолжение. Настоящая новость как живое существо: она рождается, развивается, потом умирает. Фейковые новости продолжения не имеют. Это один из принципов, по которым можно узнать фейковые новости. Вот встает какой-нибудь Небензя в ООН и говорит: «Вы знаете, сначала Скрипалей отвезли в больницу, — правда, он не объясняет, каким образом, они в больницу попали, — а уж там их кровавая британская разведка и уколола отравляющим веществом. Я бы хотела продолжения этой новости от господина Небензи или продолжения новостей о том, что, как мы утверждали, что сирийцы не совершали газовой атаки в городе Думе.

В этом смысле это как с испанским диспетчером Карлосом. Помните, когда сбили малазийский «Боинг», то показали нам по телевизору, даже, по-моему, по российскому, испанского диспетчера Карлоса, который сказал, что он видел своими глазами, будучи в аэропорту на работе в Украине, что это сделал украинский летчик? А потом, оказалось, продолжение этой новости, что испанский диспетчер Карлос – это испанский мошенник, который разыскивается за мошенничество и которому многократно и RT и прочите какие-то организации давали деньги за то, чтобы он отражал российскую точку зрения.

Вот обращаю ваше внимание, что есть реальная новость – новость расследования того, как был сбит «Боинг», и она продолжает развиваться и когда-нибудь дойдет до своего логического конца. А есть вот эти ловушки, которые запускает Российской Федерации: «Боинг», но не мы, мы, но не «Бук», «Бук, но не наш… И каждый раз, помимо того, что эти фейковые новости не имеют продолжения – это еще очень важный принцип фейковых новостей: они противоречат одни другим. То есть, с одной стороны, нам господин Стрелков рассказывает, что «Боинг» был сбит, но трупы там были несвежие. А, с другой стороны, нам тут же пытаются рассказать, что он был украинским летчиком. Так все-таки трупы были несвежие или летчиком он был украинским сбит? Она его не брала, или она его вернула, или он был с отбитой ручкой?

И продолжается история в США с арестом Марии Бутиной, российской лоббистки, которая действовала без того, чтобы зарегистрироваться как российская лоббистка. И, как известно, российское правительство – хлебом не корми, дай позащищать
права российских граждан за рубежом. Вот если что-то случилось в кровавой Америке – арестовали торговца оружием или наркоторговца, то наш МИД, наша уполномоченная по правам человека Татьяна Москалькова, они просто костьми лягут, он будут всячески защищать этого человека. Еще мы очень любим защищать права российских граждан, если они, скажем, живут в Южной Осетии. Но внутри страны, там, где вроде гораздо проще защищать права российских граждан, но при этом как-то нельзя предъявить предъяву американской юстиции, с этими гражданами поступают… ну, собственно, мы видели только что на пленке «Новой газеты», как с этими гражданами поступают: как сотрудники колонии с пытаемым.

Я, собственно, вообще, по этому поводу предлагаю переименовать должность госпожи Москальковой в должность по защите прав российских граждан за рубежом. Госпожа Москалькова заступилась за арестованную Бутину, не подвела. И поскольку у нас много всяких глупостей пишется о том, почему ее арестовали, я сначала сделала одну простую вещь: я заглянула в обвинительное заключение, которое ей предъявили. Девушку обвиняют в том, что она отстаивали интересы российского государства, но не зарегистрировалась при этом как иностранный агент. При этом она еще спала с Полом Эриксоном, который был республиканский консультант, на кучу лет её старше, училась в Американском университете, где публично рассказывали, что вот типа русские вмешались в американские выборы, ответ ее был: «А США сами так делают». То есть не очень она скрывалась.

И, собственно, агент, который требовал ее ареста, пишет, что она была агентом влияния. Цитирую: «Российские операции влияния являются угрозой США, поскольку они являются дешевыми и малорискованными и легко отрицаемыми способами сформировать представление и влиять на население».

И, собственно, что там происходило? Вот, например, она продвигала некий проект, который называется «Второй Познер». Она писала своим покровителям, что республиканцы, скорей всего, победят на выборах 16-го года, что республиканцы всегда враждебны России, — они, действительно, всегда более враждебны были, чем демократы, это правда, — что она может попытаться исправить отношения через неформальную дипломатию, и на это ей нужно 125 тысяч долларов, чтобы она разговаривала с разными людьми.

И дальше ее этот милый друг Пол Эриксон пишет ей в ответ. Интересная такая цитата, которую я приведу целиком. Напомню, что дело происходит еще до всяких вмешательств и скандалов: «Дорогая Мария, твоя проблема в твоем спецпроекте будет заключаться в том, чтобы сбалансировать две взаимоисключающие вещи: ты хочешь показать, что ты говоришь от имени тех, кто придет в постпутинском мире, но одновременно не сделать ничего, что может быть воспринято как критика президента. Это ограничение легко принимается в частных встречах, но оно резко ограничивает твое общение с медиа, и просто нет ограничений насчет того, сколько представителей американских компаний ты сможешь встретить, если ты сможешь дать им понять, что ты потенциальная линия коммуникаций с будущим российским правительством».

И позже Эриксон пишет: «Если бы ты села со своими специальными друзьями и составила список всех тех самых важных контактов, которые ты могла бы найти в Америке, — а ты не могла бы составить список лучше, чем тот, который я только что тебе отправил. Всё, что тебе нужно, это, то, чтобы твои друзья дали тебе финансовые ресурсы, оставаться в США, чтобы прийти на все эти встречи».

Ну, что на себя обращает внимание во всех этих письмах. Это, действительно, лоббизм. Эта женщина не просто иностранка, которая интересуется политической жизнью, она реально нарушает закон, она реально пытается влиять на американскую ситуацию. Вместе с тем никакого серьезного впечатления не производит. Есть такое замечательное английское словечко Wanna be. Оно обозначает людей, которые как бы… съесть то он съест, так кто ж ему дасть? — людей, которые чем-то очень хотят стать, не имея на это никаких шансов.

Вот вокруг Трампа сейчас, кстати, много таких Wanna be. Вот Картер Пейдж, вот этот Пападопулос, который бегал сначала с русским со словами: «Я тут кого-то представляю в кампании Трампа», хотя, на самом деле, он никого не представлял. Потом бегал к Трампу со словами: «Я тут кого-то представляю в России», хотя он на самом деле тоже никого не представлял. Это такие типичные разводчики в России. Нельзя перевести слово «разводчики». Это имеет оттенок абсолютной человеческой несостоятельности.

Ну да, была госпожа Мария Бутина. У нее есть покровитель Торшин, который не называется прямо в американском обвинении, но, конечно, господин Торшин – человек известный, который сейчас служит в Центральном банке, до этого был сенатором. И самая, конечно, его позорная страница в человеческой карьере была Беслан. Когда он стал руководителем комиссии по Беслану, эта комиссия начинала очень хорошо. К ней, например, питая к ней доверие, принесли местные жители остатки тубы от тех огнеметов, которыми стреляли по детям вместе с террористами, с выстрелов из которых, видимо, и начался штурм. А потом господин Торшин сказал: «Вы знаете, тубы куда-то делись, а мы забыли переписать их номера». А потом оказалось, что то, что написала комиссия, вплоть до орфографических ошибок повторяет то, что написано в обвинительном заключении.

И я долго не могла понять, как можно так низко пасть, и зачем это, собственно, человеку, который вроде бы формально не является кагэбэшником, питерским… потом, конечно, я посмотрела те обвинения, которые выдвигает против него испанская прокуратура, которая считает его чуть ли не членом преступной группировки, ну, и приблизительно поняла, чего, собственно, у гэбешников было на Торшина, но это неважно. Вот этот Торшин, который пишет Бутиной: «Ты превзошла Чапман, потому что та позирует с фейковым оружием, а ты позируешь с настоящим пистолетом». Производит это какое-нибудь серьезное впечатление? Ну, наверное, нет.

Еще одна история про Бутину очень интересная, на которую, на мой взгляд, никто не обратил внимание. Есть такой national prayer breakfast – национальный молитвенный завтрак. Это такое мероприятие, на которое собирается несколько тысяч гостей, почти до четырех тысяч человек. На нем выступает американский президент. И вот Буитна занималась приездом российской делегации на этот национальный молитвенный завтрак и в 2017 и в 2018 году. И вот она пишет Торшину: «Очень прошу, чтобы меня упомянули, чтобы видели, что я не организационный комитет мероприятия, а твой партнер и коллега». И ей отвечает российский этот покровитель: «Да, упомяну».

Ребята, это что, похоже на шпионаж? Девица, которая спит, судя по всему, с одним пожилым человеком Эриксоном, и, скажем так, очень волнует другого пожилого человека, господина Торшина. Она водит его вокруг пальца. Она говорит: «Скажи, пожалуйста, что я тут главная, чтобы меня тут все заметили». Это же не шпионаж. Это именно разводилово. Это классическая история пытается возвыситься за счет всего, что она имеет.

В феврале Торшин твитит прямо на русском: «Бутина в США, она пишет мне, что Дональд Трамп – за кооперацию с Россией». Ребята, это тайные агенты? Это разводчики. И все время в этих письмах мелькает главная тема, которая мелькает во всех политических разводках – бабло! Дайте нам бабло, и мы вас познакомим за 125 тысяч долларов с Дональдом Трампом. Вот сейчас за 125 тысяч долларов мы изменим всю американскую внешнюю политику и внутреннюю. Ну, ребята, за 125 тысяч долларов вы только купите себе хороших платьев.

И вот тот же самый молитвенный завтрак. Я продолжаю. Удивительная история. Молитвенный завтрак 2017 года, который должен быть 2 февраля. Бутина пишет Эриксону: «Люди, которые приезжают на завтрак, очень влиятельны в России, они выбраны лично Торшиным и мной». И, собственно, я посмотрела, кто там был на молитвенном завтраке в 2017 году, которым, по сообщениям российской прессы, занимался формированием списка Торшин, но нельзя сказать, чтобы там были супервлиятельные люди. И сказать, что Бутина их лично выбирала — ха-ха-ха!

А самое смешное было вот в чем. Если вы помните, что следующий молитвенный завтрак не упоминается в обвинении, но, как я понимаю, его тоже собирались организовывать всё те же самые люди. И там был очень большой хайп в России, что будет большая делегация, что в ней будет аж вице-президент «Опоры» Жарков, в ней будет председатели комитетов по финансовому рынку Анатолий Аксаков и Вячеслав Никонов, в ней будет глава бюджетного комитета Макаров. В ней будет аж 50 человек. Будет организован «Русский дом». И всё должно быть 8 февраля 2018 года.

И что происходит? Правильно, 30 января, за неделю до завтрака публикуется тот самый санкционный список, в который попадает весь «Форбс». Естественно, все эти российские высокопоставленные гости в визг: «Не поедем! Нас оскорбили в самую пятку…». И вот мне показалось это совпадение удивительным. Я не хочу сказать, что там какая-то очень сильная причинно-следственная связь, потому что, действительно, американское правительство и так должно было опубликовать этот список. Но все считали, что оно возьмет тайм-аут и будет готовиться.

И вот, тем не менее, я хочу обратить внимание, что этот совершенно бессмысленный список, который был опубликован именно 30 января, он имел только одно реальное следствие, чтобы все эти товарищи не поехали на это организованное Торшиным и Бутиной мероприятие. И, может быть, когда американцы публиковали свой список, и может быть, им, действительно, не хотелось приезда всех этих людей в США и какого-то хайпа, который будет это сопровождать в российской прессе, дополнительной какой-то компрометации Дональда Трампа.

То есть на что я хочу обратить внимание. Да, это значительно серьезней. Это не Анна Чапман, не вот эта компания арестованная из 12 клоунов… Просто прослушка американская зафиксировала, что они друг друга спрашивают: «Чего бы нам написать в донесении в центр, потому что мы ни хрена не знаем?» Или как один из них, как было потом рассказано, представил российской разведки список встреч американского президента на пять лет вперед. То есть ни человек, который это делал, ни российская разведка не знали, что американский президент избирается на четыре года. Я уж не говорю о том, что, видимо, они не подозревали, что у американского президента бывают срочные встречи или поездки.

Безусловно, это нарушало американский закон, безусловно, это был лоббизм в пользу иностранного государства без регистрации. Но это совсем не выглядело как могучая операция. Это выглядело как классическая история разводки, при которой пробивная девица приезжает в США, где ей хочется жить. Ей хочется жить, ей хочется высоко взлететь. Она продает себя обеим сторонам как очень влиятельного человека. Но самый главный у меня вопрос. Я понимаю, что если бы ничего не было, Бутину бы сейчас не арестовали. Америка – это, слава богу, не та страна, где тебя могут арестовать вообще за ни что. А если тебя ни за что арестовали, честно вам скажу, это, наверное, самое счастливое в твоей жизни событие, потому что потом у тебя шанс на миллионную компенсацию.

Но вопрос у меня другое: Вот если Бутина спала не с республиканским консультантом, а с демократом, было бы расследование? У меня как-то сомнения возникают. Потому что Бутина – это, конечно, неприятно. И Манафорт, который консультировал Трампа и не платил налогов за свою работу с Януковичем – это, наверное, тоже неприятно. Но вот с Манафортом и с Януковичем работал человек, которого звали Тед Дивайн, и который был потом главным стратегом президентской кампании Сандерса. Возникает вопрос: А Тед Дивайн все налоги заплатил, он всё зарегистрировал? А почему он тогда ни в чем не обвиняется?

Или вот нам постоянно рассказывают, что Трамп-младший встречался с Весельницкой, что она обещала ему какой-то компромат на Хиллари Клинтон; что американская политическая система настолько свята, что это просто позор, что сын кандидата в президенты встречается с какой-то иностранкой, которая ему обещает грязь на его конкурента и не сразу ставит об этом в известность ФБР. Но простите, но на госпожу Весельницкую работало довольно много народу. В том числе, на нее, как выясняется, работала та самая Fusion GPS, фирма черного пиара, которая составила это знаменитое фейковое досье «золотого дождя», а, с другой стороны, стороны занималась много чем, в том числе, и компрометацией Браудера.

Мне интересно, когда Fusion GPS работала на Весельницкую против Браудера, они указывали себя агентами иностранного правительства? И вообще, это нормально, когда фирма черного пиара высасывает фейковое досье из пальца, и фэбээрошники, которые знают как облупленного автора этого досье и понимают, что ему доверять нельзя, потому что там написано так смешно, как пишется на сайте Копромат.ру. Вместо этого надувают щеки, носятся с этим досье и даже используют это досье в качестве инструмента подтверждения слежки за американскими гражданами.

Или, хорошо, Мария Бутина – редиска. Но вот есть такая Хума Абедин – это правая рука бывшего госсекретаря Клинтон и главный конфидант, человек, ради которого были специальные правила, которые позволили ей одновременно работать как коммерческий лоббист и как официальный сотрудник при Клинтон. Это девочка, которая родилась в Мичигане. В два года ее отец и мать переехали в Саудовскую Аравию. Отец из Индии. Вопрос: зачем человек сначала из Индии, а затем из Мичигана переехал в Саудовскую Аравию? Ну, потому что, скажем так, у него были действующие отец и мать – исламисты. Они издавали журнал соответствующий, который сначала издавал отец, потом мама. И Хума Абедин, ближайшая помощница Клинтон была даже издателем этого журнала, до 2008 года она значилась в нем.

Ну, и происходили при этом достаточно фантастические вещи в политике Америки на Ближнем Востоке. Потому что именно пока Клинтон была секретарем, случилась эта замечательная история с тем, что фебээровцам запретили называть исламистов исламистами. Именно в это время случилась известная атака в Бенгази, когда убили в Ливии, в Бенгази американского посла и Государственный департамент немедленно после этого сказал, что это не была организованная атака, что это была спонтанная реакция возмущенной толпы на какой-то фильм, показанный про пророка Мухаммеда.

И даже странно, потому что это всё было не так, потому что это было нападение, организованное террористами. Это было ясно с самого начала. Это было хорошо организованное нападение людьми, которые прекрасно знали, где что в Бенгази находится. И вот про Хуму Абедин говорили, что она замечательный консультант Клинтон по всей политике Ближнего Востока. Наверное, можно было проконсультироваться с Хумой Абедин по поводу Бенгази. Неужели это она, в том числе, сказала госпоже Клинтон такие странные вещи?

Я, Юлия Латынина, у меня нет того огромного запаса знаний, как у Хумы Абедин по Ближнему Востоку. Но когда я по телевизору смотрела, как нападают в посольство в Бенгази и когда я слышала то, что говорит по этому поводу американский Госдеп, я видела классику исламского терроризма. Люди напали на посольство и говорят, что сделали это, потому что их обидели. И когда представитель Госдепа сказал, что да, они сделали это, потому что их обидели спонтанно, для меня это было чудовищно. Это был для меня, Юлии Латыниной один их тех моментов, которые много меняли в моих представлениях о том, как устроена мировая политика, и которые выглядели со стороны Госдепа гораздо хуже, чем история про Трампа, который согласился на днях с Путиным, что он не видит причин, по которым Россия вмешивалась в выборы. Потому что Госдеп, соглашающийся с исламистами, относительно атаки на консульство – простите, я назвала его посольством — это гораздо хуже. Я не вижу по этому поводу бучи в американских СМИ.

И у меня вопрос: Если бы Хумы Абедин по поводу Саудовской Аравии, — а Клинтон ездила в Саудовскую Аравию, она получала оттуда деньги, Клинтон, несмотря на то, что она икона феминистского движения, выступала там, в Саудовской Аравии перед женщинами и говорила вещи, которые, на мой взгляд, феминистке говорить не следует, — как бы сказать, мне казалось, что в этих…, наверное, тоже было бы написано много странных неприятных вещей.

На этом, собственно, я дозволенные речи я прерываю, потому что время мое кончается. Но еще раз говорю, у меня очень странное чувство, когда я сейчас гляжу на современный американский политический процесс. С одной стороны, слава богу, в отличие от Америки, действительно, дыма без огня не бывает, и мы понимаем, что людям не пришивают то, что им пришивают в России. С другой стороны, я не думаю, что Мария Бутина села бы в тюрьму. Если бы она родилась в Саудовской Аравии, была бы консультанткой демократов и, скажем, способствовала, как недавно выяснилось, получению американского гранта. 200 тысяч долларов было американским правительством отдано суданской организации, которая была прямо связано с Аль-Каидой. Вот почему-то мы не видим, чтобы кто-то за это сел. Всего лучшего, до встречи через неделю!

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 голосов)