Бурлит и не успокаивается Турочакский район. 24 февраля в районном центре прошел еще один митинг, теперь уже организованный силами общин коренных малочисленных народов Республики Алтай. На площадке перед ДТиД собралось порядка 70 человек, у многих были в руках плакаты и таблички с обозначениями места, откуда они прибыли: Усть-Сема, Каракокша, Салганда,  Горно-Алтайск, Бийск, Верх-Бийск, Артыбаш, Новосибирск. Представителей власти среди них не наблюдалось.

Сохранение исконной среды обитания – так обозначили цель митинга его устроители. Организатор митинга, председатель общины КМН Зинаида Бакашева обратилась к законодательству, рассказав, какие есть гарантии прав коренных малочисленных народов в стране и в республике. «Эти наши права не дают нам какие-то привилегии и льготы, но дают возможность защищать свою исконную среду обитания», - резюмировала она и призвала к защите леса и родной природы. 

С импровизированной сцены прозвучали стихи о тайге, которая «стонет от удара топора» и просит помощи. Представительница общины КМН, тоже организатор митинга, Тамара Барбоякова: «За нами стоят наши внуки. Мы должны помнить наших предков — они нам оставили то, что мы видим вокруг, наши горы и леса. Но сегодня мы каждый день видим, как наши леса, наши кедры везут от нас. И как защитить? Только вместе. Я считаю, нас много здесь собралось. За каждым из нас стоят еще люди, которые ждут в деревнях, которые спросят – а что вы сделали, будет ли в этом помощь? Я надеюсь — будет. Если мы ничего не сделаем – как смотреть своим детям и внукам в глаза?»

«А жить-то надо»

Антонина Распаева, жительница села Кебезень, член «Сакрального Алтая», немного рассказала о деятельности этой организации, отметив, что они в том числе работают по федеральному закону о коренных малочисленных народах, а затем напомнила хронологию митингов: «В сентябре мы собирались в Тондошке на сход граждан, встречались с Вечеславом Кыдатовым, просили его прекратить все рубки. Он сказал — у меня есть проект мелиорации, по вырубке сосновых боров. Мы предложили – хотя бы в Тондошке оставьте защитную полосу в 300 метров. Мы три дня ходили этот лес в Тондошке оберегали. Там рубят, прямо вываливают. Спросили мужиков, кто рубит — вы откуда? С Алтайского края, отвечают. И наши парни, местные, рубят. Спрашиваем – у вас душа-то не болит? Они говорят — а жить-то надо. Жить, конечно, надо, но как мы-то будем жить дальше? Вечеслав Афанасьевич сказал – береговую зону вам оставлю. Он собственник. А когда начали документы поднимать — получается, у нас два собственника на эти территории – частник и лесфонд. Два раза были сходы в Тондошке – никаких результатов. Когда подъехали к Верх-Бийску – Верх-Бийск поднялся, создали инициативную группу и начали работать по этим вырубам. Там проводили сход – были там и представители власти, с районной администрации, с республики. Но воз и ныне там. 23 ноября был митинг здесь, в Турочаке. Я и министр Александр Алисов в это время ездили на региональный экологический форум в Новосибирске, где рассказали о нашей ситуации – на землях сельхозназначения вырубаются вековые сосны под видом кустарниковой растительности. Нас там не поняли – а где ваши депутаты, вы их знаете? Знаем. Тогда чего приехали, они и должны по этому поводу работать. Вернулись мы и узнали, что 25 ноября прошел суд, и рубки запретили. Только потом оказалось, что рубки запретили там, где уже все вырублено. Состоялся митинг в Паспауле по той же теме продажи сельхозземель, нас там вообще отнесли к пятой колонне. Ни к какой колонне мы не относимся, мы бьемся за свою исконную среду обитания».

Она также напомнила слова Главы РА Александра Бердникова о том, что здесь будет создаваться особо охраняемая природная территория (ООПТ) площадью в 44 тысячи гектаров. «Это хорошо, но надо не быть пассивными в этом вопросе и активно участвовать в деятельности рабочей группы... хочу напомнить и о береговых зонах рек и Телецкого озера, о том, что лес сейчас вырубается там, где истоки рек, что мелеет Бия... ничего у нас не соблюдается, хочу напомнить о проложенном по дну озера кабеле на турбазу «Самыш», и дорогу туда проводили, вырубая кедр. Сколько можно? Надо же прислушиваться к людям, – сказала Распаева. – Сейчас Вечеслав Кыдатов предоставил проект (экопоселок «Город мастеров», индустриальный парк, деревообрабатывающий промышленный комплекс, горнолыжный комплекс на горе Солоп, а она святая для КМН) и я хочу сказать жителям района — надо, наверное, создать рабочую группу и хорошо подумать, нужен ли нас этот проект».

Неучтенные «заначки»

Слово предоставили Зинаиде Тырысовой («Сакральный Алтай»). Она рассказала, что неоднократно пыталась добиться встречи с Главой Республики Алтай Александром Бердниковым — и лично, и коллективно, для обсуждения ряда проблемных вопросов, которые без его участия решить сложно. Но встречи так и не состоялось. «Тогда я как руководитель организации написала письмо полномочному представителю президента по СФО Сергею Меняйло. По моему обращению и обращению активистов Турочакского района из Новосибирска приехала инспекция и меня в среду приглашали в Эл Курултай для разбора моего обращения. Под руководством Александра Завьялова, нашего государственного федерального инспектора, были все структуры — минприроды, правительство, прокуратура, приставы, депутаты Госсобрания... По сути обращения – многим уже известно, что в Чойском и Турочакском районе, по данным 2016 года, работает 28 арендаторов-долгосрочников по лесу. Нам никакие документы по данной теме не предоставляются, потому я и обратилась к полпреду – чтобы нам информацию предоставили, для ознакомления и объективной оценки, поскольку у нас многое вызывает сомнения... Мы силами своей организации провели мониторинг насчет наличия в двух районах кедровых массивов и оказалось, что и там, и там есть так называемые «неучтенки», заначки, кедровые массивы, которые в лесохозяйственном регламенте республики значатся как эксплуатационные леса. А раз эксплуатационные, то без вопросов дают разрешительные документы на сплошную рубку. Все эти документы утверждал Михаил Терехов, когда был министром лесного хозяйства РА. Поэтому я просила провести полную ревизию лесных договоров арендаторов-долгосрочников. На этом обсуждении в Курултае мне было сказано — невозможно все эти договоры рассмотреть, потому что их очень много. Но я по этим договорам также указывала, что согласно федеральному закону от 1999 года, о гарантиях КМН, в месте компактного обитания КМН на любую хоздеятельность с общинами КМН должно быть соглашение. Мне на это было сказано – да, закон такой есть, но нет механизмов, которые позволяли бы его реализовать. Но 19 лет прошло со дня принятия закона, почему до сегодняшнего дня не приняты механизмы в Республике Алтай? Это прямое неисполнение федерального закона. Далее говорят, насчет пересмотра договоров аренды и все же заключения соглашения с КМН — мол, закон обратной силы не имеет. То есть, получается, Михаил Алексеевич подписал эти договоры, и сейчас конфликты с населением идут, это можно сравнить с ситуацией, когда врач выписал неправильный рецепт, и больному все хуже и хуже, и другой врач руками разводит — вам выписали, я что поделаю?»

По словам Зинаиды Тырысовой, на совещании в Курултае было сказано о несоответствии лесохозяйственного регламента действительности и о выделении в ближайшем будущем средств на новый регламент: «Есть сомнения насчет того, что эти заначки будут учтены. Список по кварталам у меня есть. Если по документам смотреть – все нормально, а по факту — сколько тяжеловозов годами кедр вывозят? И ведь заместитель прокурора сказал на совещании, что срочно издан приказ и по всему пути от Турочакского района расставлены посты ГИБДД, которые должны проверять путевые листы у тех, кто возит лес. И, мол, если поймают с древесиной с запретных участков - несмотря на то, что в документах будет «кустарники», приставы арестуют эту древесину. Сегодня я ехала — ни одной машины ГИБДД не видела». Относительно кабеля по дну Телецкого озера Зинаида Танышевна сообщила, что ей пообещали на руки экспертизу по данному вопросу (а на запрос о предоставлении заключения экспертизы по 2016 году было отказано), а относительно ее запроса о буферной зоне в радиусе 100 км от озера рассказала следующее: «Я написала, что закон о Телецком озере у нас общественное обсуждение не прошел, а он, оказывается, уже в Москве. Замечание было сделано председателю профильного комитета ГС-ЭК РА Василию Манышеву, но он сказал – обсуждал закон весь народ, общественники, может, это только «Сакральный Алтай» не знает?» («Мы не обсуждали, нам закон не показывали», - из толпы). Ответы на вопросы, заданные Зинаидой Танышевной, должны поступить не позже 13 марта. Она похвалила неравнодушный народ, вступившийся за свою землю, к которой, по ее мнению, надо относиться как к матери. Решением проблемы может стать национализация природных ресурсов и полный запрет долгосрочной аренды, это поможет разумно использовать природные ресурсы.

Вместо правовой оценки - давление

Приехавший из Новосибирска Владимир Кириллов попросил всех, кто может записать его выступление на диктофон или смартфон, сделать это: «Мое выступление в соответствии с законом о СМИ и о прокуратуре мы приурочим к обращению в правоохранительные органы. Мы – несколько общественных организаций Сибирского Федерального округа, базирующихся в Новосибирске – занимаемся антикоррупционными расследованиями в отношении чиновников, в том числе высокопоставленных, сотрудников правоохранительных органов, вплоть до органов прокуратуры, и защитой социальных прав граждан, в том числе когда массово нарушается федеральное законодательство на той или иной территории. Начну сразу с самого главного, здесь есть сотрудники правоохранительных органов, я для них это говорю, чтобы донесли до своего руководства – любой лес на территории Российской Федерации, будь то участок в аренде или земля сельхозназначения – это лес государственный. И у вас рубится лес государственный, не местный, не Бердникову принадлежащий, а федеральный, он находится в федеральной собственности по умолчанию. Мы подсчитали, сколько примерно вывалено леса и экстраполировали на случай, когда у вас в Соузге, кажется, два мужика срубили лес и за три с половиной куба им насчитали 200 тысяч рублей ущерба. Это все есть в Интернете. Количество вырубленного леса в Чойском и Турочакском районе существенно больше. Ущерб государству, по нашим подсчетам (почему я так уверенно об этом говорю, потому что у себя мы этим занимаемся в том числе с ФСБ), на 1 миллиард 200 миллионов рублей. Естественно, мы будем обращаться во все правоохранительные органы, в том числе федерального масштаба, чтобы проверили бездействие ваших местных надзорных органов... («Ура-а!», аплодисменты в толпе) В первую очередь, природоохранный прокурор Республики Алтай. Вот вырубили лес на землях сельхозназначения, и он должен быть сдан местному территориальному органу Федерального агентства по управлению государственным имуществом по Республике Алтай, и дальше он должен реализоваться на торгах государством. Этого сделано не было. Кому лес ушел? Я так понимаю, у вас ситуация такая же, как у нас — китайцы. Китайцы нам союзники, никто же не против китайцев, на самом деле, географические союзники, и так будет, наверное, еще много десятков лет. Почему китайцы так активно скупают лес по всей Сибири? Вы не знаете, но я вас информирую, мы общались с китайцами – у них в Китае запретили любые рубки леса, поэтому госбанк Китая инвестирует своих предпринимателей, которые идут и скупают лес. Понятно, что там есть наличка, и понятно поэтому, что практически по всей Сибири коррумпированные чиновники, не обращая внимания на нарушение федерального законодательства, начинают косить любой лес – как и у нас в Новосибирской области, в Омской. Иркутской областях и теперь уже в Республике Алтай... Что нас еще поразило – почему не дана была оценка правоохранительными органами всей ситуации? Вместо этого пошло давление на лидеров института гражданского общества.

Где диалоги с общественностью?

Здесь у нас на митинге – активисты гражданского общества. Мы ведь знаем, что за последние год-полтора Администрация президента, конкретно – управление внутренней политики ультимативно говорило местным органам власти вести диалог, не допускать социально-политических потрясений, особенно тогда, когда нарушаются массово права граждан. У вас есть Интернет – можете посмотреть, за то же самое у нас в Новосибирской области и сняли губернатора, и мы тоже проводили митинги, потому что он нам повысил тариф на услуги ЖКХ на 30 процентов – хотел в угоду местным олигархам, которые нам поставляют тепло и электричество. Мы отбились, тариф не повысили, потому что федералы не согласовали, мы работали вместе с Администрацией президента в этом вопросе, и губернатора сняли. То есть, ответственность должна быть на местных органах власти за происходящее в отдельно взятом регионе, и мы, я думаю, разберемся. Возник вопрос – а кто менял категорию земель? У нас меняет только губернатор. А если выяснится, что у вас тоже только губернатор меняет? Значит, получается, он знал обо всем происходящем и делал это сознательно? Это вопрос к правоохранительным органам, и мы будем этим заниматься – надзорные органы находятся у нас в Новосибирске... Многие не понимают, как все взаимосвязано, вы и мы, новосибирцы, но зона Телецкого озера, верховья Бии и Катуни находятся в ведении Верхнеобского бассейна водоуправления. Это водосбор, мы пьем воду вашу, которая здесь начинается. Наверное, вы слышали — на Байкале обмеление идет? Потому что лес вырубается, начинается эрозия почв и прочее. Вмешательство в биоценоз чревато такими техногенными катастрофами, и наши надзорные органы из Новосибирска сюда уже приезжали, думаю, для них тоже было открытием бездействие местных органов власти, которые допустили такое вмешательство в особо охраняемые объекты. У вас есть тут свой Стенька Разин – Владимир Швецов... Это ведь в соответствии с нашими историческими традициями происходит, а здесь много говорилось про традиции... Вот кто должен был заниматься диалогом с общественностью? Для этого же были созданы организации вроде Общероссийского народного фронта, Общественной палаты – где они? Нет их. То есть, те структуры, которые были созданы президентом для контроля, для диалога с гражданским сектором — эти структуры, скорее всего, находятся на зарплате («Конечно!», «Да-да!»), причем не сама организация деньги получает, а руководство создает себе ООО-шки и получает какие-то подряды, и бездействует, прикрывая тем самым то, что творится на местах. Вы скажите, что, Путин это одобряет? Да нет, он просто не знает. Вот мы сейчас расследование до конца и проведем. Путин с нами, вы это можете даже экстраполировать по тому, какое совещание он провел недавно на Байкале и сколько там получили все по ушам... У меня предложение... мы сейчас проведем расследование по тем фактам, о которых я сказал (а кое-что еще и не сказал, пусть это будет нашим секретом), и здесь у вас организовать съезд некоммерческих организаций, которые занимаются подобными проблемами, например, в июне этого года. У меня есть пиетет к КМН, я сам много прожил в Ханты-Мансийском автономном округе, у меня с детства большое уважение к коренным жителям Сибири, и у меня предложение – чтоб КМН активно включились в планируемый наш съезд». Владимир Кириллов также рассказал о деятельности китайцев на территории Новосибирской области (Сузунский бор).

Ветер и песок угрожают усть-семинцам

Василий Александрович Тудашев, проживающий вблизи Телецкого озера, рассказал, что сам раньше рубил лес, но «получил два раза по голове лесиной» и теперь у него другое мышление: «Сколько московские олигархи леса погубили – страшно смотреть. А местный олигарх Михаил Киршин, самый богатый, можно сказать, в районе, тоже занимается... у нас было святое место тубаларское, местные жители там орешничали, а сейчас его нет, пустыню Гоби, можно сказать, сделали. И про озеро, и про лес тут правильно говорили. Я по озеру езжу весной и осенью, благословляю. Озеро стонет от того, что творится – рыбы нету, Пыжа и Бия мелеть стали. Что мне верхние силы говорят — я не буду говорить, но мы должны сами понимать.. Вот Кыдатов — его Бердников взял правой рукой, в Тондошке хочет строить, пилораму поставить да лес рубить, а Солоп — святой, туда даже, помню, раньше говорили, что женщинам ходить запрещалось. Не надо искоренять природу нашу. Алтайский заповедник – что там Калымков творит, там бедная хозяйка Корбу стонет, вверху озера базы тоже понастроили, хотя никогда ничего не строили. Надо с этим делом кончать!»

Галина Козерогова приехала из Усть-Семы: «У нас, конечно, не такой лес как у вас валят, но тоже берега Катуни оголили до невозможности. Я в поселке живу с пяти лет, никогда ветров не было, а сейчас дуют со всех сторон. Господин Терехов вывалил все, что можно было, вдоль наших огородов около горы, и теперь у нас там пустырь. А вывалил для того, чтобы на его базу и его «десятку» не упало никакое дерево. Лес весь вывезли, даже пенсионерам ни сучков, ни вершинников, ни комлей не дали. А самая большая у нас беда – она идет по всей республике. Я читаю «Листок», хоть говорят, что он «желтая пресса», и там видно, что стонут люди в каждом районе, пишут о своей беде... У нас в Усть-Семе по улице Трактовая в сторону Чемала вверху когда-то был карьер. Пользовалось им дорожное управление, у нас в Усть-Семе был цементно-бетонный завод, там работали люди из трех сел, выпускали ЖБИ для мостов, для тротуаров. Господин Бердников под своим началом его обанкротил. Буквально в декабре прошлого года подписали на этот участок на 8 га вывалки леса и разработки карьера. Человек, который этим будет заниматься, насколько нам известно, из Новосибирска. От наших огородов до места разработки карьера — 100 метров. Учитывая масштабы, какими там собираются брать песок, мы там будем в пыли, в песке, и будем постепенно уходить в карьер. Глубина песка — 24 метра, сыпучего, не плотного. Это как воронка, куда мы будем постепенно уходить. Везде писали, обращались, нам отписку дают — мол, не беспокойтесь, через 49 лет (а дают карьер в аренду именно на столько) мы вам посадим там деревья. В карьере, в яме!»

Еще одна женщина из Усть-Семы добавила – если процесс не остановят и не помогут местным жителям, они оставляют за собой право также проводить митинги.

Константин Кандараков сказал о кедре-кормильце, который вырубается нещадно и посетовал: «Вот мы собрались — будет ли толк? Я всегда про это спрашиваю. Закон надо менять в пользу народа».

«Если заново начнется—встану у Кремля»

Житель Турочака, не назвавший своего имени, сказал, что за всю свою жизнь не помнит таких безобразий: «Ни при какой власти леса первой категории не вырубались. Вдоль дороги, вдоль Бии, которые охраняют речку, – бесцеремонно, нагло рубится и вывозится, и власть бездействует. Надо что-то делать, так дальше жить нельзя. На носу выборы, народ озлоблен. Надо принимать серьезные меры, так жить нельзя. Мы поговорили, пар выпустили и ушли, а эти так и тащат лесовозами».

Ставший уже знаменитым Владимир Швецов также выступил и рассказал о своем разговоре с Главой Республики Алтай Александром Бердниковым: «Он сказал – Владимир, все, что в моих силах, я сделаю. И стало заметно, что к нам властные структуры стали по-другому относиться, и поток машин перестал идти. Я говорю: будете помогать – нам ничего не надо, мы остановимся, будем жить как жили. («А это не временно, перед выборами?» - вопрос из толпы). Я тоже сказал – если перед выборами остановится, а потом заново все начнется — с тем же знаменитым плакатом, с которым я стоял у полпредства в Новосибирске, улечу в Москву и буду у Кремля стоять (аплодисменты, крики «Ура!»). Если власть пойдет с нами – больше нам ничего не надо, меня лично Путин устраивает, Бердников устраивает, Рябченко устраивает. Если не будут помогать — я буду возмущаться со всеми вместе. Я уже знаменитый стал, меня по телевизору стали продергивать. Вот у нас тут Александр Тырышкин с тупым выражением лица и фотоаппаратом всех достал, Параев у нас, наверное, бездарный на своей телевизионной площадке, неизвестно что мелет по телефону – может быть, они доносили Бердникову не ту информацию... Сейчас я лично пообщался – думаю, что все у нас наладится. («А я не верю! Они оборотни», - голос из толпы). Ну, если нас обманут — значит, соберемся и будем продолжать дальше».

По окончании митинга зачитали резолюцию. Люди просили провести расследование по вырубке лесов, прекратить бездействие властей в этом вопросе, проверить факты складирования порубочных остатков, установить ущерб от незаконной рубки лесов и взыскать его с виновных.

Записала Инна Жулаева,

фото Татьяны Ваймер

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 голосов)