БУ РА "Турочакская районная станция по борьбе с болезнями животных" располагается в потрясающе красивом уголке Турочака, прямо под живописнейшей горой - продолжением небезызвестного Камня любви. Размещена местная ветеринарка в старом деревянном одноэтажном здании, затерянном между этой самой горой и жилыми домами в районе Турочака, называемом Пороховушка.

Многим работа ветеринарных врачей в Турочаке кажется незаметной и несерьезной. Особенно тем, кто не содержит коров, коз и так далее. На самом деле, как крупному рогатому скоту, так и кошечкам в районном центре регулярно оказывают квалифицированную помощь, притом на достойном уровне. И это несмотря на то, что условия для этого оставляют желать лучшего.

Подробнее о работе ветстанции согласилась рассказать врач-ветсанэксперт, потрясающе добрый, улыбчивый и мягкий человек - Вероника Николаевна Шаляпина. Позитив и детский восторг в глазах этой женщины поистине восхищают. Никогда раньше не слышала, чтобы кто-то с таким удовольствием рассказывал о том, как отделять послед у коров или делать стерилизацию у кошек. Вот что значит по-настоящему любить свою работу! 

- Вероника Николаевна, а где вы получали ветеринарное образование?

- Сама я турочакская, школу закончила, в 1996 году поступила в Алтайский государственный аграрный университет. Училась в Институте ветеринарной медицины при этом вузе. Образование там отличное! Нам давали зоотехнию, немножко агрономию, чтоб мы знали травки и представляли, что это такое, латынь, хирургию, химию, биологию и т.д. Выпускали нас врачами с высшим ветобразованием.

- А где опыта набирались?

- В июне я сдала экзамены, а в июле уже работала в опытном племенном хозяйстве "Докучаевское" в пригороде Барнаула. Там разводили крупнорогатый скот голштино-фризской породы. Немцы с французами скрещенные. Это коровы молочного направления. Телят на мясо отдавали, конечно, а коровье молоко отправляли на маслосырзавод. Там я получила очень хорошую практику: научилась и кровь брать, и кастрировать, лечить животных, проводить противоэпизоотические мероприятия.

- А для чего у коров кровь брать, если скот не заболел ничем?

- Кровь берут два раза в год, весной и осенью, как раз чтобы выявить опасные заболевания, так положено по ветеринарному законодательству. Лейкоз, бруцеллез, например, переносчиками чего являются коровы, очень опасны для людей и практически не лечатся. У хозяина ранка если на руке образуется, будет он со своей коровой в контакте, и пожалуйста - заболел! Поэтому анализы нужно делать обязательно и всем. И еще каждое животное должно быть бирковано. Без этого, например, уже не сдать ее на мясо, на мясокомбинат, живым весом.

- На какие признаки нужно обратить внимание хозяину, чтобы не запустить болезнь животного?

- Если животное отказывается от корма, становится вялое, открывается рвота или понос. В таких случаях хозяин не должен затягивать лечение. Чем быстрее обратится, тем быстрее мы окажем помощь, и повысится вероятность, что животное выживет. А еще правильнее - заранее прививать. Это не даст стопроцентной гарантии, но при заболевании переживаться оно будет уже легче.

- Назовите признаки каких-то заболеваний, которые сложно диагностировать человеку?

- Вот сейчас можно пропустить вирус герпеса, или по-другому называется ринотрахеит крупнорогатого скота. Он для человека смертельно не опасен, но животные им болеют. У коровы на сосках, половых губах, носовом зеркале появляются язвочки. Сперва животное недомогает, а потом прекрасно себя чувствует. Зато язвочки переходят на руки хозяину. Человек должен пролечиться сам и пролечить животное. Сейчас мы регулярно обходим все хозяйства, ставим сыворотки от герпеса больным коровкам с явными клиническими признаками заболевания, и вакцины остальным животным в подворье, которые могут заразиться. Все это бесплатно. Платный только осмотр, но это очень небольшие деньги.

Иногда корова отказывается от корма, перестает постоянно производить жевательные движения - "жвачку потеряла". Нужно обратить внимание, вдруг она что-то не то съела. А это часто происходит, так как корова не может выплюнуть то, что она, благодаря устройству ротовой полости, как пылесос засосала. Это может быть и целлофановый пакет и все, что угодно.

- А как кровь берут у коровы?

- Из вены на шее. Для меня все просто уже. После такого-то опыта. У нас на племхозяйстве было два врача на дойном отделении, врач на молодняке и в родильном отделении. Еще помогал врач с частного сектора. А проходило через нас каждый день 3500 голов. С 2001 по 2003 год я там и проработала. Оттуда ушла в декрет и приехала в Турочак, и с 18 февраля 2004 года работаю здесь. И я очень люблю свою работу.

- Расскажите, с чего началась ваша работа в Турочаке?

- Я стала врачом-ветэкспертом. Начала с экспертизы мяса нашего местного. Ведь раньше разрешался так называемый подворный убой. То есть если у тебя была коровка, и ты хотел ее заколоть, это все делалось под контролем работников нашей службы. Смотрели внутренние органы, лимфатические узлы, клейма, ставила проверку варкой. Даже цвет бульона покажет, как умерло животное, и стоит ли есть его мясо. Если все было в порядке, такое мясо выпускали в сеть питания. Можно было и в школы, и в садики реализовывать.

- А сейчас мясо от населения так не принимают?

- Нет. Сейчас можно только для себя забивать скот.

- А кто контролирует мясную продукцию, которая в магазины поступает?

- У нас в стране действует Автоматизированная система "Меркурий", которая нужна для того, чтобы не было фальсификации продукции. Эта программа предназначена для электронной сертификации поднадзорных госветнадзору грузов, отслеживания пути их перемещения по территории Российской Федерации в целях создания единой информационной среды для ветеринарии, повышения биологической и пищевой безопасности.

Я являюсь администратором этой системы, и заношу туда весь скот Турочакского района, все магазины, кафе. Получается, что я контролирую мясную продукцию, которая поступает в магазины, вижу, по каким документам мясо к ним пришло, погасили они ее или нет, то есть получили ли. В системе этой в документации все указано: производитель, сроки годности, состав. Если ты купил колбасу и отравился, то торговая точка уже ответственности нести не будет, потому что у нее есть ветсвидетельства. Ну, только если отравление произошло не по причине нарушения сроков или условий хранения. Но это уже не к нам, а к Роспотребнадзору.

- А могут же документы производители мясной продукции, которая появляется на прилавках турочакских магазинов, подделать?

- Для проверки таких фактов существует еще одна организация - Россельхознадзор. Они уже там следят. Для этого и нужна эта система, чтобы не было фальсификации. И теперь, если у тебя магазин, тебе в этой системе нужно зарегистрироваться. Именно мы в ней предпринимателя регистрируем, вносим в базу и подсказываем, как что нужно делать дальше.

- А правда, что даже на мед с обычной пасеки теперь должны быть документы?

- Если мед планируется продавать на ярмарках, фестивалях и т. п., то обязательно. Без этой системы ты его не вывезешь. А оформить документы могу только я. В любом городе, где мед должен быть представлен, первым делом бумажку потребуют. Вот у нас есть человек шесть, которые занимаются производством и реализацией меда, и в Москву и за границу. Они приходят к нам с этим медом. Допустим, с десяти фляг отобрали полтора килограмма. Мы отправляем в лабораторию, и там уже делают анализ на наличие антибиотиков, пестицидов, устанавливают, что мед соответствует ГОСТу. На основании этих результатов я и выписываю документы.

- То есть если речь о каких-то крупных мероприятиях, а не о продаже меда в придорожной лавочке, то можно быть уверенным, что у этих людей есть сертификат качества?

- Ну, вообще-то да. Даже у тех, кто торгует молочными продуктами в селе на улице, тоже должны быть такие документы. Раньше мы проверяли такое молоко, но сейчас это не выгодно. Своей-то лаборатории нет. Это уже на ответственности хозяев: и вакцинация два раза в год, и анализы, и биркование. У каждого должен быть паспорт на хозяйство. В нем может быть прописано хоть десять голов. Но про каждую будет информация о масти и проведенных исследованиях. По закону о защите прав потребителей, по сути, покупатель любой может подойти к продавцу уличному и попросить показать документы, подтверждающие, что животное, продукция от которого реализовывается, клинически здорово.

- А есть такие люди, кто отказывается сдавать анализы животных и проводить вакцинацию?

- Согласно электронной ветеринарной сертификации каждое животное должно быть бирковано (ставится бирка) или чипировано. Для этого нужно сдать кровь, поставить вакцины. К сожалению, многие отказываются от обработок, даже от взятия крови. Хотя это незаконно, согласно закону о ветеринарии 7949-1. Владелец животного должен по первому требованию предоставить его. Когда нам отказывают, мы пишем объяснительную, приезжает инспектор и наказывает отказавшихся, но штрафы слишком маленькие, чтобы на кого-то произвести впечатление.

- А я думала, если деревенское, значит стопроцентно здоровое и экологически чистое?

- Не совсем так. Различные заболевания одолевают животных вне зависимости от места проживания, и каждый может с этим столкнуться, если безответственно относиться.

- Как много коров у нас в Турочаке?

- Около тысячи, и коней также.

- Но ведь это же опасно - игнорировать установленные проверки?

- Конечно. Опасно распространением заболеваний. Как ты можешь без анализов быть уверен, что если молока попьешь или поешь мяса, ничем не заболеешь?! В первую к ветеринарам нужно обращаться для себя.

- Вы же и кошек с собаками лечите?

- Да, конечно. Привозят домашних животных, которые попадают под машину, в капкан. Мы гипс накладываем, вывихи вправляем, операции какие-то делаем. Это все платно, конечно. Еще, кроме этого, мы занимаемся стерилизацией животных.

- В деревне, где кошки гуляют на улице и постоянно приносят приплод, который просто невозможно порой пристроить, это очень актуально! А насколько это болезненно для животных?

- Ставится животным общий наркоз, как в медицине. Минут сорок делается операция, если говорить о кошке, например. Затем хозяину выдается специальная попонка, которая защищает прооперированное место. Хозяину показываем, как нужно обрабатывать швы, выдаем необходимые лекарства, показываем, как правильно ставить уколы. Через 10-12 дней снимаются швы.

- Какова стоимость такой операции?

- Цена 1000-1500. Зависит от того, какое животное, сколько идет наркоза, медикаментов, на каком сроки беременности делается, либо это кесарево или просто стерилизация.

- Животное сильно страдает после операции?

- Это как обычная операция у людей. Только вот нужно следить за кошечкой или собачкой, особенно первые дни, чтобы она не прыгала сильно, и швы не разошлись. Конечно, болевые ощущения будут. Но животному ставятся антибиотики, обезболивающие. А куда деваться?! Людям тоже больно после таких процедур. Зато не приходится топить котят и щенят, брать грех на душу. Мы занимаемся этим уже года два-три, и у нас очень много клиентов.

- Существует ли экстренная помощь? Если, допустим, собьют собаку на дороге чужую или еще что-то такое?

- Вот такого у нас нет. Обычно к нам привозят. Экстренно мы дежурим только на праздничные дни. Но практически у каждого жителя Турочака есть номер телефона одного из шести ветеринаров личный, и он может позвонить даже ночью.

- Вероника Николаевна, а почему вы именно ветеринарию выбрали?

- Лечить животных я с детства любила. Помню, у меня был кот. Я же в классе десятом училась. И вот приходит он однажды с раной на голове. Я кота зажала между колен, гной убрала, рану обработала и лечила, пока он не выздоровел.

- С таким трепетным отношением к страданиям животных из вас должен был выйти прекрасный доктор и для людей, мне кажется.

- Ну, вообще, я хотела поступать в медицинский. Либо в училище, либо в университет. Но в 1996 год это было тяжело сделать, а вот в ветуниверситет конкурс был не сильно большой. Но я ни о чем не жалею. Я очень жалостливая и безумно люблю животных!

Впечатленная интервью и заряженная положительной энергетикой своей героини, я решила прогуляться по самой станции, изучить ее поближе. И вот что я поняла: учитывая наличие высшего ветеринарного образования у большинства работников станции и безгранично доброго сердца хотя бы даже одной Вероники Шаляпиной, можно не сомневаться, что все животинки Турочакского района получат качественное лечение. Насколько это в силах нашей ветеринарной службы. Но вот тут большой пробел!

Без слез, конечно, не глянешь, на место, где проводятся операции. Операционный стол расположен буквально на входе, в том же огромном зале, где находится кочегарка, рабочие столы, цветы и зона ожидания для клиентов, которые иногда вынуждены наблюдать за процессом спасения чужих животных. Конечно же, специалисты по максимуму соблюдают все правила, следят за стерильностью, но говорить о том, что это нормальный вид хирургического кабинета - не приходится. Видели бы одну лампу, которая предназначена для освещения оперируемого животного - просто обычная, такая, которую школьники к письменным столам крепят. Хотя кабинетов для организации нормальной операционной, я считаю, предостаточно. Только денег нет на ремонт, как обычно.

УЗИ, рентгена и лаборатории на ветеринарной станции в Турочаке тоже нет. И если без последнего еще как-то можно обойтись, можно закрыть глаза на то, что анализы очень долго и недешево делаются, то как можно ставить диагнозы без специальной аппаратуры, непонятно. Только на гуще кофейной гадать. А уж, поди, не в каменном веке живем. Очень надеемся, что на данный вопрос компетентные органы обратят внимание, и вскоре условия для работы будут соответствовать квалификации и уровню ветврачей нашей станции.

НА СНИМКЕ: ветсанэксперт Турочакской ветстанции Вероника Шаляпина.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)