Сколько же славных людей живет в нашей Соузге, не сосчитать! И до чего же хочется о каждом написать добрые задушевные слова, чтобы все люди вдруг увидели, как много в мире именно хороших людей и иногда они живут рядом с нами, хотя мы не сразу осознаем это, и, бывает, и слишком поздно… Но сегодня героиней моего очерка будет женщина, которая жива и здорова и по сей день, а ведь жизнь ее не была простой и легкой, и трудности встречались, и печали, и даже горе самое настоящее. Но человек многое может преодолеть, появляется как бы второе дыхание, дающее силы жить дальше. А речь пойдет о Валентине Ивановне Карповой, которую в селе знает, пожалуй, каждый житель…

Родилась Валентина восьмого сентября 1946 года в селе Узнезя Эликманарского района, ее отец вскоре после Победы вернулся домой, это Соурчаков Иван Федорович, а до этого мать его получала три похоронки! 

Если бы одну, то еще можно было бы сомневаться, а тут три! Значит, шальная пуля все-таки настигла ее сыночка, но сердце отказывалось верить, а материнское сердце - вещун, вот и оказался он живой, пройдя ад концлагеря и выжив всем смертям назло…
Родители Вали были простые люди, мама Леньшина Мария Тимофеевна, она работала в Эликманаре в детском саду, сначала воспитателем, потом стала заведующей, отец же не имел постоянной работы, больше калымил по строительству.
К сожалению, родители разошлись, когда ей исполнилось всего три года, но в жизни всякое бывает, это жизнь взрослых людей. А сама Валя уже начала петь песни, в три годика-то!
Одной из ее любимых была "Догорай, гори, моя лучина, догорю с тобой и я…" Не все слова в песне были ей понятны, но запомнила их быстро и ни разу не ошибалась, такая детская память цепкая была… "Помню, - рассказывает Валентина Ивановна, - в моду вошла песня "Под окном черемуха колышется", а мама с сестрой ее разучивали-разучивали и все сбивались, а я ее быстро выучила и подсказывала взрослым слова…"
Вскоре они переехали с мамой на станцию Алтайка, город Чесноковка, жили с дедушкой-бабушкой, мама работала в ночную смену, был небольшой домик, так и жили все вместе.
В школу она пошла почти в восемь лет, потому что был такой закон, брать только тех детей, которые родились до 1 сентября, а она же родилась 8 сентября. Жили трудно, спозаранку приходилось занимать очередь в магазин за хлебом и другими продуктами, Вале было уже пять лет, считалась большой, и вот отсиживала часами в очереди, наравне с большими ребятишками.
Но все равно, по ее словам, детство было веселое, голодное, босоногое, но веселое несмотря ни на что.
Вот уйдут взрослые на работу, а они с двоюродной сестренкой, оставшись одни, бывало, все песни перепоют, какие только знали. А в 1956 году снова переезд, в город Киселевск Кемеровской области.
Здесь самое яркое воспоминание у Вали было, как она однажды пошла в школу в резиновых сапогах, а уже было холодно, замерзла как цуцик, только бы отогреться, но не тут-то было, учительница отправила малышку за сменной обувью, пока она дошла до дома, совсем замерзла, бабушка стала отогревать внучку, налила в таз горячей воды с горчицей, повезло - не заболела! А когда ей вскоре купили на базаре подшитые валенки, то счастью не было предела - теплынь-то в них какая! Подшитые? Ну и что? В таких даже теплее!
В 1957 году мама вышла снова замуж, и у Вали появился отчим, а в 32 года мать родила ей сестренку, с которой они и остались сейчас вдвоем, она живет в Шебалино. А в 1958 году переехали в Соузгу, в рассрочку купили домик, отчим, которого Валя стала называть папой, работал в деляне, и она, совсем маленькая, часто ему помогала: сучья убирали, иногда даже рубила их, какие полегче, словом, всякую работу приходилось делать, мальчишек же в семье не было, вот и девочка сгодилась. Детство было непростое, но все равно счастливое, так Валя считала раньше, так считает и теперь, спустя годы… Учебу она запустила, но надо же было дома помогать, а времени не хватало, а с весны начинались работы на питомнике, все какая-то копейка в дом. Когда окончила семь классов, стала работать уже серьезнее, по зиме начинали сбор калины, которую скупали в магазине, мешок наберут, и домой на санках, оставят отцу с матерью перебирать - и снова за ягодой… Вот идешь- идешь по лесу, видишь куст калины, весь усыпан ягодой, прямо до снега достают кисти, а хочешь подойти и как ухнешь глубоко в снег!
Но заработок был хороший, до 16-17 рублей в день, это по советским деньгам в то время были большие деньги, а где еще столько заработаешь?
Перекусить с собой брали кусок хлеба и сала кусочек, это и была вся еда… Зимой еще можно было в деляне заработать, сучки обрубать, лес чистить, никогда мусора не оставляли за собой, ну а летом - турбаза выручала, но это всего три месяца, постоянной же работы не было, пока не построили мясокомбинат…
Ну а песня всегда была с ней, четыре класса закончила в Соузге, а дальше в Манжерок, в интернат, там исполняла разные песни, и пионерские, и октябрятские, утром под "Пионерскую зорьку". А потом и песни стали петь уже другие: "Есть по Чуйскому тракту дорога", "Когда я на почте служил ямщиком…", частушки пели под гитару, на которой не просто бренчали, а играли по-настоящему. Замуж выходила два раза, но первый муж много пил и им не пожилось, правда, успела родиться дочка Наташа, но дети не бывают в тягость, и второй муж ее полюбил, как родную…
Имя его было Геннадий Иванович Карпов, только пришел из армии, и они познакомились, как оказалось, к счастью. Поженились в Соузге и вскоре уехали в Онгудай, где муж сразу нашел себе работу, она тоже устроилась работать в столовую, у нее были корочки с курсов пекарей, присвоена квалификация пекарь IV разряда, а это был хороший разряд, муж работал в лесхозе, там же и жили.
Профессий в ее жизни было несколько: кассир, счетовод, учетчик, пекарь, но со всеми она справлялась, а в 1970 году родился сын Эдуард, пришлось увезти его в Соузгу к матери, не с кем было оставить, да и условия неподходящие: воды не было, свет не постоянный, поэтому решили тоже перебраться в Соузгу. Жили хорошо, муж всегда во всем помогал, не пил никогда, детей любил, что еще надо в жизни?
Работали на мясокомбинате, муж в компрессорной, она - ученицей вязать колбасу, проработала месяц, поставили учетчиком, где она проработала уже 8 лет… Квартиру получили в 16-квартирном доме, там она и живет до сих пор. Но на этой работе она получила хронический бронхит, потому что приходилось много бегать из конторы в цех, из цеха - в холодильник, вот и сказались перепады температур.
По состоянию здоровья перевели в бухгалтера, но тут нужно было корочки иметь, и направили Валентину Ивановну в Бийскую школу бухгалтеров, ну а чтобы попасть туда, надо было иметь среднее образование, пришлось пойти доучиваться в вечернюю школу в Соузге. Благодаря мужу ей удалось выучиться на бухгалтера, и в 32 года она имела неплохое по тем временам образование бухгалтера, ведь он остался на долгое время один с сыном, хозяйством, и справился ведь!
Но беда приходит неожиданно. В большой семье, в которой было четверо детей, осталось только двое, это горе неизбывное, ведь самое страшное в жизни - это когда приходится хоронить детей, у нее же такое случилось два раза. Остались Олеся и Денис, дочке сейчас 42 года, а сыну 34, правда, он до сих пор не женат, а то бабушкин стаж бы у Валентины подрос. У дочки трое сыновей, и еще с ними живет дочка Наташи, ее внучка, но живут дружно, нет поводов для ссор, а она сама очень добрая и заботливая и мать, и бабушка.
Хорошо сохранился в ее памяти день смерти Сталина, они тогда жили вблизи железной дороги, так тут как загудели все гудки паровозные, сирены, люди выходили на улицу и плакали навзрыд, они же, ребятишки, тоже стали плакать вместе со всеми, а ей было тогда всего семь лет… Такое это было всенародное горе, казалось, что жизнь остановится, как же без Сталина-то? Но жизнь не остановилась, конечно, а шла себе дальше, только в домах спустя какое-то время стали громче разговаривать, доносы и аресты практически прекратились, значит, стало лучше? Но иногда и сейчас где-нибудь на улице приходится слышать от старых людей: "Сталина на вас нет!", подразумевают под этим, что нет порядка в стране.
На мясокомбинате продолжилась и ее певческая биография, тогда еще не было ансамбля "Вечорица", просто любили петь - и все. Всегда она занималась и общественной работой, стоит только вспомнить десятидворки, как их называли тогда, избиралась и депутатом сельского Совета, работать любила и очень любила людей, вникать во все проблемы, помогать по мере сил. А песни, да она с ними родилась!
Это было в порядке вещей - петь везде, на улице, по дороге на работу, с работы, петь на праздниках, в застольях, а то, сетует Валентина Ивановна, сейчас как? Перепьются, наматерятся, надерутся даже, а песня где?
Ведь она не только строить и жить помогала, но и в отношениях между людьми, ведь поющий человек не может одновременно петь и материться, так пусть уж лучше поет!
Когда у нее случалось несчастье: смерь мужа, гибель детей - какое-то время петь не могла, но все равно возвращалась в ансамбль, потому что как же жить без песни-то?
Муж тоже любил и умел петь, но двоим нельзя было, дети, хозяйство, кому-то надо жить для семьи, и муж распорядился так, что пусть жена поет, у нее, мол, лучше получается… И у них с мужем была своя любимая песня "…для чего нужны цветы, чтобы их дарить; для чего нужны мечты, чтобы лучше жить; для чего нужна весна, чтобы солнцу быть; для чего же ты сама, чтоб тебя любить…"
И вот когда у них гости собирались, то всегда просили их спеть эту песню, а они пели на диво слаженно, душевно, так бы их слушал да слушал… Теперь одной уже так не споешь!
Под конец разговора Валентина Ивановна говорит: "Я считаю, что жизнь моя ничем не отличалась от жизни других людей: все одинаково жили, трудились, работали, веселились от души, на деляне работали, туда идем с песней, оттуда еле ноги волочем, и все равно поем…
А в молодости, бывало, гуляли вечерами, и все пели, до Дубровки доходили, пели, потом до Черемшанки - и снова с песней! Устанешь, уснешь без задних ног, а назавтра опять собираемся и идем по дороге:
Калина красная, калина вызрела,
Я у залеточки характер вызнала,
Характер вызнала, характер
ой какой,
Я не уважила, а он пошел с другой…
А песен знали великое множество, потом их перенесли и в ансамбль "Вечорица".
- А если бы можно было снова жизнь начать, Вы так же жили бы или как-то по-другому? - спрашиваю я у нее.
- Наверное, все так же и было бы, - отвечает Валентина Ивановна. - Я и сейчас выхожу когда на сцену, вижу, когда людям нравится, как я пою, ну а мне хочется им нравиться, вот и стараешься как можешь…
- А сколько у Вас всего внуков-то? - спрашиваю я.
- Одиннадцать… - с гордостью отвечает Валентина Ивановна. - У дочери, что со мной живет, трое, у Наташи было трое, и у Эдика - пять… Да правнуков четверо…
- Да, богато, ничего не скажешь! А кого больше любишь? Детей или внуков да правнуков?
- А знаете, с детьми не было времени водиться, а если внука вырастишь с маленького, то они такими уж дорогими становятся, что и не высказать… А менять что-то в жизни? Зачем? Всего было в ней много, и хорошего, и грустного, хорошего, наверное, больше…
- А в детстве у Вас была мечта, кем Вы станете?
- Всегда мечтала, что буду певицей, и частично эта мечта исполнилась.
- Да, голос у Вас замечательный, хорошо исполняете сольные номера, а, значит, и радость людям дарите большую, осталось только пожелать Вам здоровья, удачи и еще больше внуков и правнуков!
Ваша Татьяна Колосова

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 голосов)