Все – яд и все — лекарство, – эти слова приписывают ученому эпохи Возрождения Парацельсу. Не согласиться сложно – вот та же вода, она основа жизни, и без воды человек долго не протянет. Но если воды много... Тут сразу на ум приходят картинки с дикими волнами цунами, океанским штормом и прочим разгулом стихии. Океаны и моря от нас далековато, вроде бы не слишком пугает, но что делать, когда вода заходит в твой дом непрошеной гостьей и уходить не собирается?
Валентина сняла у знакомой домик в Паспауле, думая над тем, чтоб его в дальнейшем выкупить. Дом вроде неплох, из лиственницы, окна стоят пластиковые, печка, водопровод имеется, баня, участок средних размеров... У Валентины есть усадьба в Салганде, но сама работает в Чое, из Паспаула добираться сподручнее.

- Мы заехали в декабре, я побелила кухню, а сейчас, смотрите – все потрескалось... Ну, заехали, а напора воды не было, текла так, потом в какое-то время вообще исчезала она. Мы думали — холода, подмерзло, может. Нашли подполье, открыли — а там просто земля под досками, неглубоко. А потом начала прибывать вода... Я позвонила хозяйке, она говорит — да, у нас там вроде как грунтовая вода, бабушка жила — тоже мучилась... Я начала звонить в нашу местную организацию, которая за воду отвечает. Средства за воду тут собирает женщина местная, а начальник — частник. Женщине этой звоню — она мне говорит, да, мол, грунтовые воды, все так. Бабушка жила — вечно откачивала, зачем вам такой дом, постоянно будет вода стоять. А я говорю — да это не грунтовая вода. Мы с мужем когда стали шлангом ее пытаться откачать – сразу появилась вода в кране. Значит, это где-то порыв водопровода. Грунтовая вода может ли быть в такие холода?

Валентина говорит, что со слов хозяев и соседей знает, что проживавшая тут бабушка пять лет ходила, что называется, по инстанциям, пытаясь как-то бороться с водой, но на нее не обращали внимания: «Отфутболивали, да и все, мол, это грунтовые воды. Мы ничего сделать не можем, откачивай сама. А я, когда вызвала откачку, пришлось платить, у нас же как – что на самом центральном водопроводе, это делается бесплатно, а что в ограде да под домом — это за наши деньги... Приехал экскаватор, откопали яму дошли до трубы, и там вода ручьем хлынула и льет, и льет... Рабочие даже бросили откачивать, потому что вода прибывает и прибывает. На ночь глядя нас бросили в таком состоянии. Правда, все равно твердят — грунтовые воды, грунтовые воды... У меня маленький ребенок, у нее температура поднялась, ночь переночевали мы да и уехали. Но мы с мужем решили — даже если мы и съедем, нельзя эту ситуацию так оставлять, безнаказанно. Это сколько лет чиновники над бабушкой издевались! Пять лет! Она, конечно, болела тут, сырость же. Я с соседями поговорила, с той женщиной, что деньги за воду собирает, она на меня накричала. Василий Метлев, глава поселения, тоже кричит — грунтовая вода! Но я же вижу, чувствую, что никакая она не грунтовая. И просто так я не съеду. Вода дошла до соседей, у них покоробило веранду. Соседка, с которой я говорила, тоже уверена, что никакой грунтовой воды здесь нет. По ее словам, вода в ямах вокруг дома, в котором я жила, не высыхала даже летом, в сильную жару. Но руководству компании, которая занимается водой, в случае признания того, что вода бежит из порванного водопровода, пришлось бы за свой счет все работы проводить, а им этого, видимо, не хочется».

Валентина считает, что руководству сельского поселения не хочется работать с малообеспеченными людьми, каковой и была вышеуказанная бабушка, проживавшая в доме ранее. «За меня ходила в прокуратуру Людмила Мысак, активистка, там сказали, что да, про ситуацию мы знаем, еще про долги какие-то приплели, я не поняла... я считаю, все идет от главы поселения. Он со мной даже разговаривать не хочет. Правда, когда соседка стала звонить, он отреагировал — пришел, вызвали МЧС, смотрели тут. Им и соседи все давай говорить — это где-то порыв, потому что в кране напора нет. А люди молчали раньше, потому что их не слушали, а кто руководит водопроводом — и не знали. От людей отмахиваются, вот они и не верят ни во что. Дому-то какой ущерб! Хозяевам какой ущерб. Хозяйка вынуждена была бросить все и уехать. Я-то съеду да забуду, а они-то? На доме табличка «продается», квартирантов пускали — они увидят воду да сбегают».

Валентина рассказала и показала, что в доме по стенам пошли трещины, стал проваливаться пол, плахи приподнимаются и разбухают от влаги. В сенях вода замерзла и лед стоит чуть ли не вровень с полом, из-за этого пришлось даже подтесать двери, которые с трудом стали открываться и закрываться. Вокруг дома везде лед, и даже баня, которая расположена метрах в 10-12 от дома, замерзла – к ней ведет ледовая дорожка, в сенях бани на полу толстый слой льда и дверь в саму баню открыть невозможно — замерзла накрепко. «Что интересно, это началось пять лет назад. А до этого все было сухо, люди жили спокойно. Что, грунтовая вода сама не пойми с чего пришла?

Хозяйка дома, дочь той самой бабушки, Елена Лобанова, рассказала нам, что проблемы с водой действительно начались лет пять назад: «У нас было подполье, где мы хранили картошку и соленья, сухое подполье. Потом начала сочиться вода... Видимо, где-то призошл порыв. Дом из-за этого стал садиться, подполье потихоньку заваливало. В бане всегда было сухо, а теперь вот так. Когда стало затапливать огород, уже невозможно было что-то сажать. Мама моя, Лидия Ивановна Попова, трижды обращалась к властям с просьбой разобраться в причине появления воды и помочь ей – никто даже не приходил и машины для откачки не присылали. Она устала бороться и съехала. Плакала от безысходности... До Валентины у меня жили квартиранты, они вроде не жаловались, и вода в доме была с напором, а вот в январе, видимо, система водопровода совсем рассыпалась — Валя мне звонит и говорит, что под полом что-то журчит... Вода в доме пропала, соседи рассказали, что у них тоже. Просто они молчали, никуда не жаловались, понимая, что наши власти не помогут. С Метлевым у многих плохие отношения, люди его не любят. Я, конечно, тоже уверена, что ни о каких грунтовых водах речи быть не может — это порыв старого, древнего нашего водопровода. Он и в частных руках тоже примерно лет пять, пока государственный был, так за ним, видать, и следили... Деньги с людей собирают, распорядились счетчики устанавливать, а а что платить-то, когда такая беда с водой?»

«Листок» следит за развитием событий.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)